Дневник, Северная Америка, США

Прибытие в Kansas City, или встреча с друзьями (2002)

Ранним воскресным утром наш автобус прибыл на автовокзал в Kansas City. Это был обычный автовокзал — таких в Америке много: несколько посадочных площадок (что-то около 5), куча игровых автоматов и фронт-деск. Как и на всех автовокзалах за фронт-деском стояли пара чернокожих парней и выбивали билеты очередному желающему воспользоваться услугами компании Greyhound. Тут же стояли автоматы, где можно втридорога купить всякую съедобную фигню, наподобие чипсов или шоколада. Было очень рано, поэтому зал ожидания еще пустовал.
Минут через 15 после прибытия мы вышли из здания. На улице уже светило солнце. Оно как раз только что взошло. Огляделись. Вокруг стояли старые частные домики. Виднелись здания из старого потрескавшегося красного кирпича. В таких обычно располагаются либо какие-нибудь автомастерские, либо… …даже не знаю, что там еще может быть. Я раз-вернул карту, где, как мне казалось, располагались аппартменты Сливы и Лехи. Эту самую карту я срисовал с экрана монитора, сидя в EasyInternetCafe на 42-ой улице в Нью-Йорке. В углу карты был написан адрес: 1712 S Ash #2, Independence, Kansas City, MO. В точности та-кой же, какой они мне прислали по электронной почте несколько дней назад. Здесь почти все было логически понятно: MO — аббревиатура штата Missouri, Kansas City — город, Independence — название улицы, а 1712-#2 — номер дома(1712)-номер аппартментов(2). Что такое «S Ash» — я не знал, но думал, что разберусь на месте. В соответствие с этой логикой на карте был нарисован путь от здания автовокзала, до одного из соседних домов по Independence Avenue. Самого дома с номером 1712 на карте не нашлось, поэтому я выбрал соседнее здание, а про себя при этом подумал, что наверное это новая постройка, поэтому ее еще нет на карте.

Нам повезло. Расстояние было чуть больше одной мили. Это, можно сказать, почти рядом. Мы двинулись по направлению к Independence Avenue. На улице постепенно становилось людно. Мы сразу обратили внимание на то, что в основном это были чернокожие люди. Очень походило на то, что мы находимся в «черном» районе. На самом деле так оно и было. Уже потом я до этого дошел сам. А ведь и правда. Здесь, автобусы — транспорт для бедняков. В Америке почти каждый житель имеет личное авто, а общественным транспортом (тем более междугородним) пользуются в основном бедняки. А уж исторически так сложилось, что бедняков из черной расы больше чем из белой. По крайней мере в крупных городах. Так что, приезжая в любой большой город, вы можете с уверенностью знать, что вы будете находится где-то в «черном» районе. Но мы этого еще не знали, а лишь догадывались. Поэтому спокойно и без волнений шли по улице, волоча за собой большие сумки. Чуть отойдя от автовокзала, мы прошли мимо двухэтажного красного здания, у крыльца которого толпилась куча на-роду — ни одного белого. Вид у них был так уж скажем неважнецкий — выглядели они так, как будто всю ночь тусили в каком-то клубе при этом обильно употребляя горячительные напитки и чего-то покуривая — а после этого их еще и побили. Проходя мимо, я почему-то не чувствовал себя в безопасности под их продолжительными взглядами. Складывалось ощущение, что они смотрят на нас как на диковинку. Может быть им было любопытно, что у нас в сумках. Но это только мои догадки. Пройдя мимо и осознав, что ничего не произошло, стало более спокойней. Мы продолжили наш путь.
Через несколько минут мы вышли на Independence Avenue. Осталось всего лишь 10-20 минут, чтобы дойти до нужного нам места. Мы уже начали даже представлять себе, что сей-час мы придем туда, а там закрыто, так как все на работе; что нам придется сидеть до 10 вечера, пока подъедут чуваки. Но это все фигня: сегодня мы подождем, ночью выспимся, а зав-тра со свежими силами отправимся на поиски работы – благо город большой – работы должно быть много. Вот уже дом с номером около 1680, 1688, 1700… …а дальше небольшой промежуток: газончики всякие, кустики. Первая мысль, что следующий дом, должен быть наш . Однако, взглянув на это здание, мысль почему-то немного потухла. Внешне оно больше походило на здание какого-нибудь колледжа или университета. Ну уж никак не на здание с аппартментами. Хотя можно было себя утешить, что, возможно, их работодатель снял ка-кой-нибудь из студенческих домиков для размещения там своих работников. Хотя вряд ли. Мы подошли к этому колледжу. На стене висела табличка с номером, немного большим, нежели 1712. Т.е., рассуждая здраво, искомый нами дом должен быть где-то до него. Но там пустырь. Тут же я вспомнил, что на карте в Интернете не нашлось нужного нам номера.
Но мы не отчаивались. Правда Карина (девочка из Латвии) начала уже нервничать. Ре-шили пройти дальше – вдруг тут какая-то ошибка, и мы чего-то недопоняли. Пошли. Номера домов все увеличивались и увеличивались. Спросили у местных аборигенов, где мы можем найти этот адрес. В ответ они лишь пожимали плечами. Пройдя еще несколько десятков метров, решили развернуться. Карина начала уже хныкать: «Зачем мы сюда приехали, если тол-ком ничего не знаем. Еще и адрес найти не можем». Я пытался ее успокоить, что ничего страшного; сейчас все найдем; ну на худой конец уедем назад в Williamsburg, VA. От этих слов она немного успокоилась. Мы снова вернулись к зданию колледжа. Попытались обойти его вокруг, но оно было огорожено забором, а внутрь зайти мы не рискнули. Огляделись. Немного в стороне стояли небольшие домики. Вот они. Точно. Это точно они. Это на самом деле были домики с аппартментами. Дома были такого типа, что входы в аппартменты находились прямо на улице. Внешне они как раз походили на те, куда можно поселить приезжих студентов: простенько, без излишеств – дом для бедняков. На одном из них был номер, но не 1712. Мы постучались. Спустя пол минуты за сетчатой (а от того прозрачной) дверью появились две физиономии явно мексиканской внешности. Открывать эту дверь они не собирались. По их лицам у меня сложилось такое впечатление, что в стране они находятся нелегально. На нас они смотрели так, будто мы сотрудники иммиграционной службы. Мы спросили у них, где может находиться наш адрес, и не знают ли они, где тут поблизости живут русские гайзы, которые торгуют мороженным. В ответ они постоянно мотали головами, а потом вообще ушли. Нам обоим показалось, что они отнекивались потому, что не понимают английского, тем более нашего английского.
Итак. Что мы имели. Мы находились посреди США в «черном» районе большого горо-да. Мы не знали, где живут мои друзья. У нас не было жилья. У нас не было работы. Из на-личных средств у нас в сумме было не больше 300-400 долларов в сумме. Обнадеживающая ситуация.
Настроение у Карины резко упало. Она уже начала хныкать и открыто предлагать по-ехать назад в Williamsburg, VA. Так быстро сдаться? Нет. Я же в Америке. Все, что со мной происходит – это происходит со мной в Америке – в новом месте. И просто так отступать я совершенно не хочу. Поэтому я ей предложил отправиться назад, а я еще пошляюсь и попы-таюсь найти своих. Долго, естественно, ее уламывать не пришлось. Она тут же согласилась. Мы отправились на автовокзал и купили ей билет. До отправления оставалось не больше получаса. Мы договорились, что в скором времени обязательно свяжемся по Интернет: она на-пишет мне как только приедет на место, а я – либо когда найду чуваков, либо когда направлюсь к ней. Второй вариант, конечно, меня не очень устраивал, т.к. сам Williamsburg, VA после нескольких часов пребывания меня не впечатлил.
Через пол часа она уехала, а я направился бродить по уже знакомой мне Independence Avenue. Еще раз прошел мимо колледжа, протопал дальше еще, наверное, милю. По сторонам были лишь частные домики, автомастерские и забегаловки типа fast food. Что делать? Я уже начал задумываться, что пару дней я поживу в каком-нибудь дешевом мотеле. Даже присмотрел в каком: это был какой-то Inn, где ночь стоила где-то $24.99. По сравнению с це-нами в Нью-Йорке – это копейки, бесплатное жилье.
Но пока еще только полдень и у меня полно времени для поисков Сливы и Лехи. Но с учетом того, что я не знаю их адреса, их поиски в миллионном городе равносильны поискам иголки в стоге сена. Но меня это почему-то не расстраивало. В крайнем случае здесь можно немного пожить. А вдруг я увижу проезжающий раскрашенный микроавтобус, торгующий мороженным. Даже пусть это будет кто-нибудь незнакомый. Но его-то можно порасспрашивать и все выяснить. Глупо конечно, но вдруг?
С такими мыслями я возвращался назад по авеню Независимости. Опять дошел до колледжа. Проходя мимо, я почему-то решил зайти и спросить у кого-нибудь внутри – может они могут мне помочь. Набрался храбрости. В голове построил фразу на английском языке того, что хочу спросить, и пошел. Внутри был большой холл. Слева от входа было что-то типа фронт-деска. Внутри, как мне показалось, никого не было. Я прошел чуть вперед и только после этого заметил, что за фронт-деском сидит молодая девушка. Она посмотрела на меня, улыбнулась и спросила, может ли она чем-нибудь мне помочь. Я спросил у нее, не знает ли она, где такой адрес. Она посмотрела. Улыбнулась и сказала, что адрес ей не знаком. Сле-дующим был вопрос: «Where are you from?». Меня, видимо, выдал мой акцент. Когда я ей ответил, что из России, она удивилась и сказала, что редко встречает людей из этой страны. После, я ей объяснил, что ищу своих друзей, которые продают мороженное, разъезжая на микроавтобусах. Они тоже из России. И этот адрес прислали мне они по e-mail. Девушка предложила мне проверить мой ящик еще раз – вдруг они еще чего-нибудь написали. Я даже оторопел. До этого у меня было ощущение, что американцы такие отзывчивые только в голливудских фильмах. А на деле так оно и оказалось. Она провела меня в компьютерный класс. Идя по коридорчику, я думал, что вряд ли у меня на ящике что-то есть. Особенно если учесть то, что на предыдущие письма чуваки отвечали крайне заторможено.
Зашел на yahoo.com. Набрал свой логин и пароль. В ящике было одно новое письмо. От кого? Уххх… Я вздохнул с облегчением. Там было письмо от Лехи. В нем он сообщал адрес своего работодателя: 620 E Linwood Blvd Kansas City MO. Я спросил у девушки, не знает ли она, как добраться до этого дома. Она тут же залезла в Интернет, нашла карту, распечатала ее вместе с маршрутом пути и отдала мне. Теперь я знал, что адрес такой существует. Более того, я точно знал, как до него добраться. Девушка проводила меня к двери, взглянула на мою карту и порекомендовала идти не по прямой, а слега в обход. Дело в том, что прямой маршрут лежал по самой опасной улице Kansas City. Я ее поблагодарил и отправился вперед. Ее советом я воспользовался и пошел немного обходным путем. Путь был неблизкий – наверное, мили три-четыре. Но и времени тоже было предостаточно: сейчас только 2PM, а до окончания рабочего дня мороженщиков еще часов восемь как минимум. Вот я и отправился потихонечку.
Шел я не торопясь, разглядывая Kansas City – типичного представителя одноэтажной Америки. Смотреть, правда, особо было нечего: вокруг старые дома да и только. Вдалеке виднелись несколько небоскребов – даунтаун города. Поначалу мой путь как раз лежал точно по направлению к нему. Я даже думал, что офис компании Frosty Treats как раз находится там; что я буду сидеть на бортике около какого-нибудь высотного здания и ждать, пока туда начнут подъезжать вэны. Но это будет только вечером, а пока я иду. Пока я шел, то обратил внимание – на улицах было пустынно. Не было ни машин, ни прохожих. Город как будто вымер. У меня, конечно, возникло предположение, что раз сегодня воскресенье, то часть народу уехала отдыхать за город. Но не мог же весь народ туда уехать.
Я шел. На себе тащил сумку, набитую всякими вещами . По пути, помимо простых обшарпанных домиков, встречались и большие красивые здания с ухоженными и цветущими садиками. Это в основном были государственные заведения наподобие больниц. Было очень жарко, поэтому в фонтане одного из таких оазисов я окунулся с головой, чтобы освежиться. Вот я уже вышел на улицу, которая пересекается с Linwood Blvd. Как раз на том перекрестке и находилось Frosty Treats. И ходьбы до него оставалось совсем чуть-чуть. Правда теперь я уже шел далеко не по направлению к даунтауну. И мысль о том, что офис находится там, становилась смешной.
Вот я уже на месте. Мне потребовалось около двух часов, чтобы добраться сюда от то-го колледжа. Разглядел на здании табличку «Frosty Treats». Теперь я знал, что нахожусь на нужном месте и остается только ждать.
Что из себя представлял тот район? Это была все та же одноэтажная Америка. Само трехэтажное здание Frosty Treats выглядело крайне несолидно. Оно было построено из красного кирпича, который, видимо от старости, находился в процессе разрушения: почти все кирпичи потрескались и скололись. На стене еле виднелся рисунок, сделанный прямо на кирпичах. Он был настолько выцветшим, что сложно было разобрать, что там нарисовано. Все здание было огорожено сетчатым забором с колючей проволокой. Внутри во дворе находилась стоянка для вэнов. В этот день там стояло около трех-четырех машин. Остальная часть пустовала. На воротах висел огромный замок. Слева от стоянки располагалась Pizza Hut – всемирно известная пиццерия. Через дорогу от Frosty Treats – магазин автозапчастей O’Relly. Вообще, райончик оказался более живым, чем остальная часть города, которую я видел: частенько проезжали машины и проходили люди, в основном, чернокожие. Все выглядело довольно спокойно и мирно, хотя и не так как я представлял.
Время было около 4PM. К этому моменту я успел уже не один раз вспотеть. Чем дальше, тем становилось все жарче и жарче. Я решил зайти в Pizza Hut. Причины было две: во-первых, там был кондиционер ; а во вторых – делать было нечего – нужно просто дотянуть время до вечера. В этот час посетителей вообще не было. Я заказал себе самый огромный стакан содовой со льдом – как раз то, что мне нужно. Сел за столик. Но как-то было там не-уютно – пустынно и темно. Просидев не более пяти минут, мне надоело, и я вышел на улицу – пусть уж будет жарко, но зато интересней. Я снова огляделся, думая, чем бы себя занять. К тому моменту я изрядно нашагался, поэтому идти куда-либо уже не хотелось. На другой сто-роне улицы находилось еще какое-то здание. Обратил внимание на него я только потому, что оно бросало тень в нужную сторону. Перешел дорогу и уселся на ступеньках; сумку поста-вил рядом. Сидел – глазел на проезжающие машины и на проходящих мимо черных ребят. Внутри было все спокойно. Я надеялся просидеть так до вечера, а потом спокойно уехать ночевать к чувакам.
Вдруг вдалеке я заметил фигуру белого человека, идущего по откровенно непрямолинейной траектории. Это был, наверное, первый белый человек в этом районе, которого я сегодня увидел. Он был пьян и выглядел примерно как наши алкаши или бомжи. Внезапно он сменил траекторию и направился ко мне. Он вряд ли мог причинить мне какой-нибудь вред (судя по его состоянию; да и размера он был не большого), поэтому я оставался сидеть спокойно. Он подошел и начал говорить. Вот тут мне пришлось напрячь все свои извилины, чтобы разобрать его слова. Представьте себе, как может говорить пьяный американец, бубнящий себе под нос, а вы при этом еще обычный язык с трудом понимаете. Но все же мои извилины мне помогли. Я, конечно, не уловил всего сказанного, но смысл был понятен. Он сказал примерно следующее: «Парень, ты что сдурел? Ты сидишь в самом опасном районе города да еще и с большой сумкой. Тебя здесь запросто могут пристрелить – никто и глазом не моргнет». После этого он поковылял дальше. Мне стало как-то неуютно. Днем-то может быть еще ничего не случится, но ведь часиков в восемь уже стемнеет…
После его слов мне совершенно не хотелось здесь находиться, особенно в темное время суток. Нужно было что-то делать. Сидеть все время в Pizza Hut? Не вариант. Через пару часиков персонал может запросто вызвать полицию, и та арестует меня за бродяжничество. Да и не факт, что это заведение будет работать до поздна. Сбоку от Pizza Hut, как раз между ней и Frosty Treats, стояли два мусорных бака, куда выкидывали всякие объедки из пиццерии. Между баками валялись какие-то бумажные коробки. А что? Это идея! Я сейчас пойду куда-нибудь в более безопасное место: похожу по улицам, посижу в каких-нибудь ресторанчиках типа McDonalds – в общем убью время, а когда стемнеет, то сяду между этими контейнера-ми, зароюсь в бумагу, и никто меня даже и не увидит. Вечером, когда все начнут подъезжать, я вылезу и – дело в шляпе. Самый худший вариант, который при этом мог быть – сегодня воскресенье, и, вдруг у них выходной? Ну, тогда я в этих коробках переночую и с утра всех встречу. Ночью вряд ли замерзну: после такого жаркого дня воздух не успеет сильно остыть, да и вещи более-менее теплые у меня были. Все! Решено! Так и сделаю! Осталось только дождаться темноты. Я пошел бродить по улицам.
Совсем рядом лежала Main street . Эта была широкая улица с множеством светофоров. Вдоль улицы располагались различные мелкие магазинчики, и забегаловки. Его значок, возвышающийся на длинном шпиле, было видно издалека. Наверное, поэтому я и решил отправиться именно в эту сторону. Сразу пока решил в него не заходить. Лучше я сделаю это, когда совсем нечего будет делать. Был здесь и McDonalds. Чуть поодаль виднелся фирменный салон, где продавали мотоциклы Harley Davidson. Пошел дальше. Ничего особо запоминающегося на этой улице не было, поэтому, пройдя несколько сотен метров, я развернулся и на-правился обратно. По дороге мне встретилось местное почтовое отделение, у входа которого лежала куча телефонных справочников «Yellow Book». Хотя сумка была у меня тяжелой, а сам справочник тоже не отличался особой легкостью, я все-таки взял один экземпляр. Взял его просто полистать, когда совсем выдохнусь ходить. Хотя ходить-то к этому моменту мне как раз надоело. И я решил не дожидаться до вечера, а отправиться в McDonalds прямо сей-час – там и почитаю свою «новую книжечку».
Зашел внутрь. Там оказалось прохладно и довольно уютно. Из посетителей было может пару человек. Я снова заказал себе большую содовую и картошку фри, тоже большую. Сел за столик и стал медленно и неторопливо листать желтые страницы. Там можно было найти телефоны любой организации города Kansas City и прилегающих окрестностей. Но меня в тот момент интересовал телефон Frosty Treats. Я хотел позвонить и спросить, когда мороженщики заканчивают работать, и вообще – работают ли они сегодня. Сидел. Потихонечку перелистывал страницы, потягивал Coca-Cola и заедал жареной картошкой. Темнеть еще и не собиралось.
За соседним столом сидел небольшой мужичок лет 45-50 с большой залысиной. Он периодически поглядывал на меня. Наверное, он сразу раскусил, что я иностранец, и ему про-сто было интересно. Естественно первый вопрос, который он задал, был «Where are you from?». Я уже его выучил на тысячу раз. Его мне задавал каждый американец, с которым мне приходилось общаться . Я ответил. Его интерес ко мне еще возрос. Он спросил, зачем я лис-таю телефонный справочник. Тогда я ему рассказал (как мог) всю историю, что я приехал сюда к друзьям и теперь жду, когда они вернутся с работы, а желтые страницы я листаю что-бы найти телефон их работодателя. В ответ он предложил мне поискать их домашний теле-фон. Но я то знал, что никакого домашнего телефона у них нет. Сомневаюсь, что их работодатель установил им телефон в аппартменты, а даже если это гипотетически предположить, то вряд ли их фамилии так оперативно включили в телефонный справочник, особенно если учесть, что они приехали в США две недели назад. Он сказал, что живет недалеко, совсем рядом, и мы можем пройти к нему и позвонить. Внешне все выглядело примерно так, будто какой-то маньяк пытается затащить маленького мальчика к себе в логово. Правда, тут было небольшое отличие: маленький мальчик был, наверное, крупнее самого маньяка. Я знал, что толку это никакого не даст, но все же согласился пойти. Все равно времени еще много – успею и до него пройти, и назад вернуться посидеть. Мы вышли из McDonalds.
Жил он действительно недалеко. Метров сто – не больше. По дороге я у него спросил, действительно ли в этом районе опасно ночью. Он утвердительно покивал головой. На пол пути, т.е. просто перейдя Main street, мужичок сказал, что ему нужно зайти на работу и взять телефонный справочник. Тут же зашли в магазин – именно там он и работал. Это был не простой магазин. Это был видеомагазин для взрослых. Порнофильмы, журналы – типичный медиа секс-шоп. Такого я даже и не ожидал. За прилавком стоял мужик крупного телосложения, накачанный. Тот мужичок, с которым я пришел, зашел за прилавок и что-то сказал продавцу. Тот как-то странно меня оглядел. Мужичок взял справочник и перекинулся еще парой фраз с бугаем. Этого хватило мне, чтобы в голове возникла мысль, что это два гея. Внешне это никак не выражалось, но почему-то мне так подумалось. Когда мы вышли из магазина, мне стало как-то некомфортно: а что если я действительно выступаю в роли маленького мальчика. Бывают же мысли, блин. Паниковать, конечно, было еще рано. В конце-концов это я себе просто напридумывал. Но все же для собственной безопасности решил: если дом окажется каким-нибудь закрытым и без соседей, то я тут же вспомню, что у меня есть важные дела и уйду.
Мы подошли к его дому. Он находился прямо на главной улице. Это было обветшалое трехэтажное деревянное здание с облупленной краской, занимающее крайне маленькую площадь земли. Не берусь сказать, сколько квадратных метров или футов, но мне показалось, что немного. Вход в него был с обратной стороны. Мы зашли внутрь. Мне сразу стало спокойней. Дом этот оказался наподобие коммунальной квартиры, а, значит, тут намного спокойней будет. На первом этаже проживала какая-то семья мексиканцев. Когда я зашел, они бросили на меня беглый взгляд – видимо пытались оценить мое неамериканское происхождение. На втором этаже кто-то тоже был, но они даже не обратили на нас внимания. Здесь же, на втором этаже, размещался общий туалет и ванная. Это был, конечно, не европейский санфаянс, но сходить на горшок и помыться хватит. Третий этаж – это как раз было жилище мужичка. Я бы даже сказал, что это не отдельный этаж, а мансардное помещение, состоящее из одной комнатки. Там не было даже двери. Был просто дверной проем выходящий сразу на лестницу. Он был завешан чем-то, смахивающим на тюль. Мне совсем стало спокойно. Мужичок начал листать справочник, пытаясь найти фамилию Сливы или Лехи. Естественно он там ничего не нашел. Я уже было собрался уходить, но тут он меня спросил. Не собираюсь ли я ждать до вечера около Frosty. Я кивнул. Тогда он покачал головой и сказал, что это действительно опасное место. И сразу после этого предложил мне – если я хочу, то могу переночевать у него, а уже с утра пойти и встретить своих друзей. Я попытался отказаться, но он уверил меня, что рано утром он меня сам разбудит, чтобы я не проспал. Тут я вспомнил свою идею о ночлежке у мусорных баков и решил остаться. Хм. Еще 15 минут на-зад я шел к нему, чувствуя, что иду в ловушку, а теперь сам согласился у него остаться. Странно.
Очутившись внутри, первое желание, которое у меня возникло – смыть «много сантиметровый» слой пота, который успел накопиться за несколько предыдущих и за сегодняшний долгий день. Я спросил у мужичка, могу ли я воспользоваться ванной, чтобы помыться. Он тут же достал свежее полотенце и новый кусок мыла, проводил меня на второй этаж, а сам вернулся назад. Наконец-то я почувствовал себя чистым. Вода хоть и еле текла, но мне хватило этого, чтобы вымыться.
Поднявшись наверх, я поблагодарил мужичка (если честно, то даже не помню его имени) и оглядел комнату. Посередине стояло большое кресло с удобной спинкой и специальной подставочкой для ног. В углу на полу лежало два матраса один на другом, а сверху валялось одеяло. Это, видимо, заменяло ему кровать. Только никакого постельного белья на ней не было. В противоположном углу были какие-то коробки и небольшой журнальный столик. Аккуратно сложенных вещей вообще не наблюдалось: одежда, обувь были как-то нелепо разложены по всей комнате. Около окна на стене висел кондиционер, но, судя по состоянию внутри, он не работал. На подоконнике стоял обычный вентилятор. Его комната всем своим видом говорила, что он живет один – без жены.
Я поблагодарил его, а он в ответ предложил мне сесть в кресло. Оно действительно оказалось удобным: спинка как раз по форме позвоночника, сверху – мягкий подголовник, снизу – подставка для ног. Кроме того, оно могло менять угол наклона, так что, в принципе, на нем можно запросто спать. Мужичок сказал, что это самое любимое его кресло, и начал мне что-то рассказывать. Вообще речь у него была не быстрой, поэтому большую часть я понимал. Он извинился за то, что у него не работает кондиционер . Рассказал мне, что купил его на дворовой распродаже за $90. Только через некоторое время кондиционер сломался, а вызвать мастера он не может, т.к. не получается дозвониться до мастерской. Но, чтобы со-всем не испариться от летней жары, он купил простенький вентилятор. От него, правда, тол-ку было не много – он просто перегонял до безобразия нагретый воздух из одного места в другое. Единственный плюс – хоть какой-то ветерок. Еще он мне рассказал, какая у них тут пару лет была зима: весь город завалило снегом так, что машины вообще не могли передвигаться по дорогам. Показал мне даже несколько фотографий заснеженных деревьев, которыми сильно сам же и восхищался. Я понял, для него снег – это особая редкость, поэтому не стал говорить, что у нас такая «красота» лежит по полгода. Еще он мне поведал, что много лет назад был женат, но жена его бросила, и теперь он живет один. Кроме того, он стал геем. Т.е. мое предположение о том, что он голубой, подтвердилось. Сказав об этом, он тут же добавил, что меня он позвал безо всякого злого умысла: он просто хотел мне помочь. Я ему верил. Вообще, в основном говорил он. Я лишь одобрительно или утвердительно кивал и из-редка вставлял различные реплики. Мне кажется, что ему просто было грустно – не с кем по-говорить. Мне же он мог просто все высказать. Хоть я и не был особо разговорчивым с ним, но ему все равно было приятно.
Начало темнеть. Мужичок вытащил один матрац из-под другого и положил около противоположной стенки. Затем достал откуда-то одеяло. Я лег спать прямо в одежде, укрылся и почти сразу уснул. А мужичок сидел у себя на матрасе и что-то читал.
Часов в семь утра прозвонил будильник. Солнце к тому времени уже встало. Намечался ясный теплый день. Нужно было выйти пораньше, т.к. я не знал, во сколько Слива с Лехой начинают работать – мне не очень хотелось их пропустить. Иначе пришлось бы еще целый день маяться дурью. Я встал, умылся и быстро собрался. Мужичок тоже поднялся. Он подо-шел к коробкам, стоявшим в углу, и начал в них копаться. Затем он взял одну из них, поднес ко мне, вытащил оттуда обычный кассетный аудиоплеер с радио и протянул мне. Я удивлен-но спросил, неужели это мне. Он порылся еще, достал упаковку батареек и тоже дал мне. Я даже не знал как на это реагировать: то ли вежливо отказываться, то ли принять и поблаго-дарить. Потом достал упаковку с одноразовыми бритвами и опять отдал мне. По его виду было видно, что он делает это не с какой-либо корыстной целью, а просто так. Ему просто было приятно подарить мне на память что-нибудь. Я поблагодарил его, и мы спустились вниз. Он показал мне, в какую сторону идти и сказал, что я со своими друзьями могу без проблем у него ночевать, если нам негде будет жить. Мы пожали друг другу руки, и я отправился к Frosty Treats.
Я шел и думал. До приезда в США представление об американцах у меня было совсем другим. Я считал что, это люди, которые все делают только ради денег, что никогда ни один американец просто так для тебя ничего не сделает. Теперь с каждым днем я убеждался, что это не так. Да, они часто говорят о деньгах, часто произносят слово «money», но это вовсе не значит, что они являются механическими машинами, куда нужно бросить монетку, чтобы что-нибудь от них получить. Это были обычные люди, способные делать добро просто так…
Теперь у меня на голове были наушники, а к поясу прицеплен плеер. С этого момента и в течение всего лета он всегда был при мне. Кассеты, в принципе, были и не нужны – в Америке полно стилизованных радиостанций. Это не как у нас – везде одна попса. Здесь были рок, кантри, джаз, поп, блюз и много других. Причем на каждый стиль приходилось по две, а то и по три радиостанции. Есть из чего выбрать. К тому моменту я полюбил кантри-музыку. Нашел первый попавшийся канал и слушал. Им оказалась радиостанция: «Q104.5». Вообще каждая радиостанция в США имеет свое уникальное название. Названия состоят из четырех заглавных букв, например, KFKF или KBZD. Что конкретно они означают – я не знаю, но, тем не менее, какую бы радиостанцию я не слушал, у всех было название из четырех букв.
Дошел я быстро. А времени было всего лишь 8AM. Теперь, по сравнению с вчерашним днем, вся стоянка Frosty Treats была забита белыми вэнами с цветными наклейками на борту. Они были установлены настолько плотно, что протиснуться между некоторыми было просто невозможно. Ворота еще были закрыты. Я сел неподалеку от входа. Делать было особо нечего, поэтому я решил послушать, какие вообще радиостанции работают в Kansas City. Их ока-залось довольно много, но мне запомнилось несколько из них. Во-первых, это две кантри-станции: уже упомянутая «Q104.5» и «KFKF» . Обе они крутили свежие произведения, клипы на которые мне довелось видеть, еще когда я жил в Tamiment Resort. Другой «заметной» радиостанцией была «Smooth Jazz» – легкая джазовая музыка, которая может просто играть фоном и никогда не надоест. Еще была рок-станция, которую я слушал в будущем, когда го-нял на нашей машине. Но об этом позже.
Итак, я сидел и ждал. По улицам то и дело проходили люди. Теперь здесь появлялись уже не только чернокожие, но и белые. Район постепенно просыпался. Пока я сидел, по до-роге проехала смешная машина – у нее не было покрышек. Она ехала прямо на ободе колесо. Видимо у владельца совсем не было денег, чтобы купить себе новые покрышки. Хотя, на-верное, это было глупо покупать их, т.к. они стоили бы дороже самой машины – уж сильно хреново она выглядела. Проще купить новую тачку. Вскоре приехал чувак на белом велосипеде, привязал свой транспорт к какой-то железяке и зашел в пиццерию. Это был один из сотрудников Pizza Hut. Позже, его белый велосипед со страной рамой мы видели каждый день. Да и сам чувак частенько попадался на глаза – он выходил выбрасывать мусор в те самые два мусорных бака, между которыми я хотел провести первую ночь в Kansas City. Я сидел даль-ше. Пару раз ко мне подходили местные бродяги (чернокожие) и просили отдать им мелочь. Я им вежливо отказывал, т.к. ее у меня просто-напросто не было.
Прошло больше часа прежде чем к Frosty стали подъезжать первые сотрудники. Оказывается, начало их рабочего дня характеризуется фразой «примерно где-то утром». Т.е. там не существовало такого, что в 9AM все, как штык, должны быть на месте. Поэтому те, кто за-пихал свой трак (вэн) подальше вглубь, приходили попозже. Да и смысла приходить рано не было – все равно придется ждать, пока остальные уедут и освободят проезд.
Время шло и шло. А чуваки все не появлялись. Я знал, что они должны были приехать на таком же траке – работодатель разрешил им пользовать один из них, чтобы добираться до дома. Поэтому я выглядывал траки, которые не уезжают, а приезжают. Наконец-то один из них появился на горизонте. Он подъехал к воротам, и оттуда стали вылезать молодые ребята. По их внешности сразу было видно, что это русские. Действительно это так и было. И среди них был и Слива, и Леха. Наконец-то!!! Это свершилось!!! Ура!!! Я был рад видеть их. Они были рады видеть меня. Рассказали друг другу последние новости: что с кем и как происходило. Оказалось, выходных у них совсем не бывает, и мои вчерашние легкие подозрения на эту тему не верны. К разговорному английскому они более-менее адаптировались, ведь с момента приезда прошло уже две недели. А их рабочий день длиться часов до 10-11 вечера. Затем они ушли внутрь – получать мороженое и загружать его в свои траки. Я же заходить внутрь не стал – в первый день пребывания лучше не наглеть.
А их домашний адрес, который они мне дали, оказался почти верным. Из него нужно было вычеркнуть только название «Kansas City». Тогда получится 1712 S Ash #2, Independence, MO. А это уже абсолютно другой адрес: теперь название города Independence, а название улицы «S Ash». Оказывается, я искал совершенно в другом городе. Забавно. А все дело в том, что вокруг Kansas City находится много небольших городов, один из которых называется Independence. Вся это территория носит название Kansas City Metro Area . Но все это было уже не важно. Ведь я нашел, что искал. Маленькая ошибка добавила мне множество новых впечатлений. И это не может не радовать: ведь все новое – все интересно. И именно к этому надо стремиться.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to Top