Боливия, Дневник, Южная Америка

Самая-самая Боливия – часть II

Самая опасная дорога в мире

Как только вернулся в La Paz, опять кинулся совершать обход турагенств — вдруг у кого появилась инфа, где можно раздобыть бисиклет (велик). Нифига. Везде одно и то же — не знаем. Некоторые ссылались на high season — типа сейчас свободных великов нет. Другие вообще пытались убедить, что безгидовый проезд по дороге смерти запрещен (сразу скажу — это бряхня).
Пришлось пойти на крайние меры — узнавать про guided tour. Вот тут все были очень открытыми — выкладывали всевозможную информацию о поездке. Из разных источников я узнал, что в городе существует несколько операторов, организующих байкинг до Coroico. Условно их можно разделить на 2 группы: бюджетные и небюджетные. Программа тура у всех одинакова; различаются они лишь классом велосипедов. Велопарк бюджетных контор состоит из моделей стоимостью до $500-$600 (преимущественно, это марка Trek). Небюджетники имеют велики за $1500 и выше (Yakuza, GT и др.). Стоимость тура для первых — $35-$40 (в зависимости от жадности турагентов), для вторых — $60-$75. За эти деньги вы получаете: велик, экипировку, транспортировку из La Paz и обратно, завтрак, перекус в дороге, душ и ужин в Coroico. Помимо этого некоторые конторы дают еще компашку с фотками и футболку с надписями типа: «Я выжил на дороге смерти».
Обойдя с десяток контор остановился на самом бюджетном варианте — $35. Отлично, завтра буду пытаться выжить на самой опасной дороге в мире.

Немного о том, почему она ностит такой статус. Все просто. В среднем в год на ней погибает около сотни человек (и как минимум 2 из них это туристы-велосипедисты). Случается это из-за множества очень узких участков и крутых поворотов. Несмотря на такую печальную статистику люди продолжают по ней ездить.
Остаток дня провел в инете, ликвидируя пробелы в своих знаниях о Tiwanaku.

[10.08.2007]

В 7 утра явился в назначенное место. Столы в подвальчике уже были накрыты, а рядом копишились веломеханики. Из туристов-камикадзе еще никого не было. Дожидаться никого не стал, сел завтракать. Завтрак а ля континенталь: пару тостов с маслом и джемом, йогурт с бананами и чай — все просто. Только мало.

Остальной люд подтянулся только к половине восьмого. Пока завтракали перезнакомились друг с другом: в этот день в нашей группе на дорогу смерти выезжало 8 человек: 4 американца (мама, папа и 2 детеныша), 2 англичанина (молодая семейная пара), француз и русский. Механики в это время грузили велики на крышу фургона.
Несмотря на то, что народ пришел с опозданием, похавали все быстро. Тут же загрузились в фургон и поехали. Добраться нам предстояло до местечка La Cumbre, что на высоте почти 4700 метров. На выезде из города увидели очень обнадеживающую табличку-предупреждение автомобилистам, смысл которой был примерно такой: не суйтесь вы на ту дорогу, едте в объезд, а то в этом году там уже померло 45 человек. Хм. Неужели все так плохо.
На заданную высоту забрались минут через 40. Холодно, блин. Помимо нас тут уже было 4-5 групп, одетых в пестрые разноцветные жилетки. Нам тоже выдали цветастые куртяйки, шлемы и перчатки.
Дальше был инструктаж, на котором рассказали о дороге и принципе передвижения.
Дорога вся поделена на 2 части: асфальтовый участок — около 30 км, и неасфальтовый — 35 км. Второй как раз и является «самой опасной дорогой в мире» или «дорогой смерти». Почти все 65 км едем вниз. Кое-где на первом участке есть незначительные подъемы. Двигаться будем по следующему принципу: есть ведущий гид, он гонит очень быстро, и любители скорости могут следовать за ним (если смогут угнаться); есть второй гид, который едет примерно в ритме основной группы; и есть фургон, который тащиться за самым тугоходом. Если вдруг кого-то обламывает крутить педали или случились проблемы с великом, можно остановиться, дождаться авто и либо залезть внутрь, либо взять запасной велик. По ходу движения планируются остановки, чтобы перевести дух и дождаться отстающих. Все понятно и логично.

Пока все это рассказывали, велики были готовы к эксплуатации. Мне достался Trek 4300 — очень простой и потрепаный экземпляр: передний амортизатор, дисковые механические тормоза, переключатели Shimano Deore. У других групп модели были по-солидней: двойные амортизаторы, гидравлические тормоза, натяжители для цепи (не знаю как правильно называется).
Сделав общую фотку, отправились в путь.
Катиться под горку — одно удовольствие: дорога широкая, напрягаться не надо, рули только куда надо и все. С самого начала избрал режим движения: выезжаю последним и пытаюсь догнать первого. Почти всегда так и получалось. Помогала мне в этом музыка Blink 182, гремящая на всю катушку в наушниках. Параллельно со мной работал и GPS — фиксировал максимальную скорость. Как я ни старался, больше 55 км/ч выдавить не мог: на этой скорости сопротивление воздуха не давало разогнаться быстрее при имющемся наклоне, а педали крутить — за колесами не успевал (даже на большой передаче). Но и этого было достаточно — ветер только так в ушах свистел, заглушая музыку.
На одной из остановок весь наш выводок велосипедистов-любителей заставили расстаться с 24 боливианами каждого, под предлогом приобретения входного билета в какой-то национальный парк, на территории которого находится Coroico. Хотя при той толкучке, которая там была, можно запросто просачковать и не платить.

И вот мы добрались до развилки: налево пойдешь, будешь ощущать асфальт — ровный, широкий и безопасный; направо пойдешь — найдешь каменья да колдобины — можешь сгинуть безвести. Ну поскольу по асфальту мы можем и дома покататься — не велика проблема (и в России, и во Франции, и в США с Англией он имеется), то сегодня, пожалуй, стоит узнать, где эта «безвести» находится.
Немного о том, что нас ждало впереди, ну или что из себя представляет эта «самая опасная дорога в мире». Дорога эта — это смесь грунтовки и гравийки: есть две колеи — пыльная грунтовка, все, что между ними и по краям — это кучи мекого щебня. Сразу понятно, что с гравием отношения лучше не завязывать — он тип скользкий, можно запросто управление потерять. Ширина дороги во многих местах — эта ширина среднестатистического автобуса. Никакой обочины, естественно, не предполагается. С одной стороны — вертикальная стена на несколько десятков метров вверх. Для большего смака в некоторых местах этой стены стекают струи воды, подмачивая траекторию движения. С другой стороны — обрыв уже на несколько сотен метров вниз. Никакого заграждения, которое могло бы препятствовать вашему знакомству с бездной, нет. Каких-либо кустиков или деревьев, за которые как, в голливудских фильмах, в последний момент можно ухватиться, тоже не обещается. Добавить к этому бесконечное количество поворотов, радиус которых никогда неизвестен, тщательно перемешать и получиться замечательный коктейль, именуемый «Death Road». Нам же сегодня предстояло отведать special edition этого коктейля. Для пущей солидности в него был добавлен туман.

Перед началом исследований гид дал нам некоторые напутствия, как не сгинуть раньше времени.
Тут я решил немного сменить тактику — поехать сразу за ведущим гидом, т.к. попытки обгона на такой дороге могут кончится не остановкой на очередном чек-поинте, а отскребанием самого себя с поверхности земли где-то внизу (если, конечно, такое возможно).
Вот гид ломанулся вниз. Я двинулся за ним. Он набирал скорость, я за ним. Остальные быстро отстали. Несся за ведущим. В тумане, кроме него ориентироваться не по чему. Так что если он захотел бы покончить жизнь самоубийством, то волей-неволей я бы последовал его примеру. Иногда на прямых приходилось притормаживать — становилось страшно. Иногда проносились так близко к краю обрыва, что небольшое изменение трактерии, и вы уже, как в мультиках, едите по воздуху.
Чек-поинт случился минут через пять. Видать первый промежуток сделали таким коротким, чтобы народ во время передышки смог прочувствовать всю изюминку происходящего. Не знаю как народ, но я прочувствовал: понял, что мне это офигительно нравиться. Адреналин.
Туман кончился. Поехали.
Дальше о торможении на прямых не могло быть и речи — к ручке тормоза прикладывался только перед самыми поворотами, в надежде остаться в колее. И не дай бог там какой-нить U-образный разворот, выход будет один — срочно научиться летать за несколько секунд падения.
Педали крутил даже в тех случаях, когда дорога резко шла вниз. Мысли о том, что текущая скорость может не соответствовать собственной безопасности даже в голову не приходили. Наоборот, острота ощущений заставляла прикладываться к педалям все с большой и большой силой.

Иногда, чтобы вписаться в очередной поворот, приходилось перестраиваться из одной колеи в другую (не, ну конечно можно и притормозить, но адреналину эти действия явно не добавят), а сделать это можно только путем пересечения гравийной полосы. Естественно, делал это очень плавно и осторожно (не снижая скорости). На большой скорости на гравии одно малейшее неверное движение рулем или попытка затормозить, и велик уведет в сторону. Ну а дальше ваши пути с железным конем разойдутся: велик-то плашмя далеко не ускользит по мелкому щебню, а вот вы однозначно покатитесь кубарем. И будет хорошо, если этот кубарь врежется в какую-нить скалу, потому как, если не затормозите об нее, то лететь вам далеко-далеко вниз, а за неимением парашюта, следующий способ остановиться — только об землю, что менее приятно. Вот и катился прямо по гравию, прикидывая, успею я съехать с него во-о-он до того поворота, или нет. Ну поскольу вы читаете эти строчки, то успевал.
На следующем чек-поинте взглянул на GPS Офигеть — 51 км/ч! И это по такой-то дороге! Сам себе поражался — еще недавно по гладкому безопасному асфальту разгонялся до 55, а теперь по дороге, вообще мало пригодной для езды — почти столько же.
С каждой последующей остановкой приходилось все дольше и дольше ждать отстающих. Но за то в этом был и плюс — отдыхали кисти рук, которые во время езды так впивались в руль, что аж пальцы сводить начинало.

Самыми отвязными были два последних участка (как раз после перекуса). По расписанию на преодоление предпоследнего уходит целый час. Супер! Целый час бесконечного кайфа. Гид традиционно выехал первым, я следом. Вот тут уже роль ведущего была у меня. Нет он по-прежнему был впереди, но я постоянно сидел у него на хвосте, пресекая все попытки оторваться. В конце он признался, что для него это было тоже очень экстремально — приходилось топить, что есть мочи, с трудом вписываясь в повороты, чтобы не дать новичку обойти себя. В итоге этот участок проехали за 25 минут, а потом еще целый час ждали остальных.
На последнем этапе ситуация повторилась. Только на сладкое нам тут еще добавили несколько луж, шириной во всю дорогу, небольшой трамплин и медленный попутный трафик из членов других групп. Вот это было вообще супер! Езда с препятствиями. Особенно понравилось шнырять между медленными велосипедистами (и чего я так с самого начала не стал делать). Опасно конечно, но в этом то весь и смак. Трамплин, это то место, где чуть не познакомился с дорогой вплотную. Не, я конечно увидел, что гид взлетел вверх, но принимать какие-то действия про предотвращению собственного полета было уже поздно, поэтому пришлось последовать его примеру. Приземление было жестким, но все же оно состоялось как надо — на колеса.

Лужи не были неожиданностью. Первую проехал на медленной скорости, но поняв, что в таком случае я начинаю отставать, следующие пролетал, не тормозя. От этого, к концу поездки все ноги были напрочь мокрые.
Последние пару километров проходили вдоль небольших деревушек. Видя велосипедистов на край дороги выбегали мелкие детишки и старались дать «пять», проезжающим спортсменам. Одному я так залепил (скорость-то большая), что даже себе ладожку отбил. Что случилось с детенышом — не знаю (максимум, тоже отбил). Оборачиваться не стал, т.к. любое отвлечение от дороги — это продолжение движения, но уже без велосипеда (хоть обрыв и кончился, но дорога по прежнему оставалась каменисто-ухабисто-колдобистой).
Когда добрались до конечного пункта, поздравили с гидом друг друга с успешным завершением экстремального спуска. Теперь можно поправу носить футболку «Death Road Survivor». Сели ждать остальных, потягивая фанту в придорожном кафе. Все части тела постепенно отходили от напряжения, а в голове наступало прояснение и понимание того, насколько серьезен был риск стать 46-ой жертвой дороги в этом году. Но ради тех впечатлений, которые получаешь во время спуска, конечно же, стоит рискнуть. Острые ощущения — то, что обязательно должно присутствовать в жизни. И этот спуск я буду помнить всегда.

Пока сидели, подвел некоторые итоги. Максимальная скорость — 54 км/ч (блин, одного км не дотянули до асфальтовой максималки). Высота — 1200 м. С учетом стартовой высоты 4700 м, мы спустились на 3.5 км вниз. О времени спуска говорить сложно, т.к. подолгу приходилось ждать отстающих.
Когда все подтяулись, погрузили велики на крышу минивэна и поехали в Coroico. (Несмотря на то, что тур официально называется «Biking To Coroico», последний участок на велике ехать обломно, т.к. там следует постоянный подъем — на 500 м вверх).
В Coroico нас привезли в какой-то отель, где можно было смыть с себя самый опасный пот в мире.
Затем все пошли в ресторан а ля «баффет», т.е. жри, сколько влезет. Этим я собственно и занимался — утрамбовывал как можно плотнее пищу в желудок. Эх. Жаль, что нельзя наедаться впрок, а то так бы на пару недель вперед точно нахавался бы.
Потом было трехчасовое возвращение в La Paz (уже по другой, объездной дороге), в ходе которого все кимарили.
Ночью спал, как младенц богатырским сном.
Мои опасения, что с гидами ездить неинтересно не подтвердились: еще как интересно — дух соперничества присутствует.

Безделье в La Paz

[11.08.2007]

На следующее утро проснулся с ощущением легкой температуры внутри. Похоже, что подъем в распаренном состоянии из тропиков на высоту 4700 метров, да еще и ночью, не пошел на пользу (помню, что подмерз немного тогда). Болеть мне совершенно не хотелось, а потому, заглотнув пол таблетки аспирина, отрубился снова. Через 3 часа опять проснулся. Хотя пол дня и было потеряно, но за то теперь я чувствовал себя полностью здоровым. Отлично.

Сегодня нужно было сделать сразу несколько дел. Самое главное — это спихнуть белье в прачечную, т.к. у меня кончились чистые носки. А повторно одевать то, что носилось несколько дней, а потом еще неделю кисло в пакетике — тоже не хотелось. Поэтому упаковав все поношенное в мешок, пошел сдавать в постирочную.
Блин как мне жалко тетушек, которые принимают белье — сколько же всевозможных поганых ароматов им приходиться нюхать. Но как всегда мои тряпки приняли с невозмутимым лицом, хотя уверен, что про себя подумали, ну и конь пришел.
Из прачечной сразу же зарулил в турагенство, которое оганизовывало вчерашний велоэкстрим: забрал причитающуюся сувенирную футболку и компашку с фотками.
Следующим пунктом обязательной программы на день было посещение смотровой площадки и самого высокого фуникулера в мире.
В фуникулере ничего грандиозного не было: во-первых, он не работал, а, во-вторых, оказался очень коротким — туфта полнейшая.
А вот смотровая площадка очень даже понравилась. С нее открываются неплохие виды на центр города: даунтаун, залитый солнцем, впечатляет. Вообще смотровая площадка это еще и детский парк с кучей горок, качелей и прочей радости для малышни, так что если вы путешествуете со всем своим выводком — ему (выводку) будет чем заняться.
Долго я здесь не задержался, т.к. жариться под открытым солнцем не очень хотелось. Пошел бродить по сувенирным улицам, в третий раз разглядывая одно и то же. Глазел на фотки на дверях турагенств, выбирая в какой трек еще бы сгонять: запланированный ранее Mapiri Trail, похоже, накрывался медным тазом, т.к. я не смог найти попутчиков, а тащиться в одного целую неделю как-то обламывает. Вот и выбирал по картинкам вариант покороче. Решил, что если останется время, то сгоняю в трехдневный Choro Trek: начало трека в La Cumbre, конец — в Coroico — точно так же как и Biking To Coroico, только двигаться придется не по дороге, а по какой-то тропе (сначала по горам, а потом сквозь тропический лес).

Пока бездельничал подошло время забирать выстиранные шмотки. Ах. Класс. Теперь у меня есть запас свежих потничков — можно заново начинать пропитывать их стойкими ароматами.
Под вечер появилось желание отведать пиццы. Очень долго искал местечко, где бы мне понравилось не просто есть, но и просто посидеть. Требований к едальне было два. Первое и самое главное — там должна играть музыка (любая). По этой причине сразу несколько неплохих ресторанчиков отпало: заходя внутрь, слышал вопли из какого-нить сериала, который сачкующие официанты смотрят в углу. Второе требование — цены: платить 100 боливианов за пиццу — нафиг надо, уж лучше тогда курицу за 8 съем.
Обойдя с десяток заведений, уже было отчаялся, но тут увидел то, что мечтал посетить еще будучи в США — Hard Rock Cafe. Очень стильное, оформленное в черно-красных тонах, с длинной барной стойкой и конечно же музыкой — классическим тяжелым роком заведение. К тому же пицца здесь оказалась вовсе недорогой и имелась возможность заказать ее с любым топпингом (начинкой). Моей любимой пепперони не было, поэтому взял с ветчиной и грибами.
Медленно уплетал слайс за слайсом, наслаждаясь всемирноизвестными хитами Aerosmith, Guns’n’Roses, AC/DC, Dire Straits, Pink Floyd и еще кучей других классиков роковой музыки. Желание было только одно — жавать как можно дольше, чтобы и оставаться здесь как можно дольше.
Интересно, если я вам скажу, что пиццу я ел до половины четвертого утра, вы мне поверите? Вот и я сам себе не верю. На самом деле закончил ее жевать к 9 вечера. Но одновременно с этим в баре (назвать его словом «кафе» — язык не поворачивается) накопилось уже столько разношерстного веселящегося народу, что пропустить такую вечеринку я не мог. Оприходовав парочку коктейлей, решил вспомнить забытое — лет 7 назад мы очень не плохо отрывались у друга на даче (Василиж, респект!) под ритмы Limp Bizkit. К тому же ближе к полуночи классический рок как раз сменился на альтернативный вариант. Это послужило призывом к действию не только для меня, но и еще для доброй половины посетителей. Из центра зала столы моментально исчезли, а на смену им пришли трясущие головами, дергающие руками и ногами, прыгающие и скачущие тела. Ох. Как я тогда оторвался. Скакал всю ночь, изредка лишь присаживаясь проверить, держится ли еще голова на плечах, или уже вся шея нафиг поломалась.
В отель вернулся ближе к 4 утра. Сразу же завалился дрыхнуть. Завтра мне нужно было выдвигаться в сторону городка Uyuni, поближе к главной моей цели в Боливии — соляной пустыни Salar De Uyuni.

Дорога в Uyuni

[12.08.2007]

На утро проснулся бодрячком. Правда это были первые обманчивые ощущения. На самом деле как начал шевелиться, понял, что у меня отваливается поясница, а шея нивкакую не хочет держать голову вертикально. Ндааа… Точно такие же ощущения были и 7 лет назад. Ностальгия, е-мое.
Прилагая неимоверные усилия по фиксации головы, встал, оделся и собрался. План был таков: сегодня на автобусе я еду в город Oruro, там ночую, а завтра с утра на поезде выдвигаюсь в Uyuni. Конечно можно было не выеживаться и сразу погнать на автике до Uyuni, но мне хотелось прокатиться на боливийском паровозике, тем более говорят, что он едет по очень красивым местам.
Из хостела заскочил в инет, где провел целых 2 часа, общаясь с Ленчей по аське и чату в skype. Помните, она хотела купить книжку про инков? Купила. Теперь читает.
Затем был лапасовский терминал. Чистенький, красивый. Но долго на нем я не задержался, т.к. через 3 минуты после появления там погрузился в автобус и отправился в славный город Oruro.
Дорога прошла спокойно. Сидел на переднем сиденье, наблюдая как водила самым нахальным образом нарушает правила дорожного движения.
Примерно через 3 часа приехали. Город оказался типичным представителем одноэтажной америки (хотя этот термин обычно применим к США, но здесь он тоже подходит) — несколько высоток (этажей 9) были только в центре, все остальное — 1-2-3-этажные домики.
Поселился поближе к ж/д вокзалу, чтобы завтра с утра недалеко бежать. Но тут меня ждало расстройство. Во-первых, завтра поезда нет. Во-вторых, он есть послезавтра и только в половину четвертого вечера. Черт, полтора дня тут ошиваться без дела — стремно. С автобусами дела обстояли не многим лучше: они хоть и отправлялись ежедневно, но делали это в 8 вечера — очень неудачное время — в Uyuni приезжают поздно ночью — ни туда, ни сюда. Решил, что уж раз задумал поезд, то пусть будет поезд.
Вокзал уже был закрыт, поэтому отложил покупку билетов на завтра (нужно же завтра что-то делать). Сходил пожрать в самый центр города. Угадайте, что ел? Правильно курицу с картошкой и рисом.
Вечером смотрел фильм «Форсаж 3: Токийский Дрифт». Все-таки хорошая вещь — КПК — почти как полноценный компьютер.

[13.08.2007]

В этот день главное событие произошло дома — у моих друзей родился мелкий карапуз. С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, МАЛЕНЬКИЙ JZee!
Для меня этот день был днем полнейшего ничегониделания (в плане разведывания новых мест, конечно). Первую половину провалялся в кровати — очень полезно повалялся. Дело в том, что я начал сильно отставать по своим путевым запискам, поэтому сейчас было максимально удобно сокращать разрыв — один хрен в городе делать нефиг, почему бы и не пописать. Можно было, конечно, сгонять на горячие источники за городом, однако уличный дубак обламывал бы потом выходить из воды.
Когда творческий запал иссяк, пошел гулять по городу. Прежде всего мне нужно было замутить себе билет на паровоз до Uyuni. С этим проблем никаких: пришел на вокзал, отдал бабосы и получил проездной документ.
Вообще, если говорить о поездах из Oruro, то ситуация следующая. Существует 2 паровозных компании: Expreso Del Sur и Wara Wara Del Sur. Обе пускают состав 2 раза в неделю и исключтельно в южном направлени: первая — по вторникам и пятницам, вторая — по средам и воскресеньям. У обеих существует несколько видов билетов: совсем простой (только у Wara Wara), простой и непростой. Простой подразумевает только проезд до места назначения, а непростой — проезд и кормежку. (Что такое совсем простой — сказать не могу.) Разница в цене — в 2 раза.
К примеру, простой стоил 52 болвиана, сложный — 109. Платить лишние 7 баксов за хавку — нафиг надо. За эти деньги можно 3-4 раза обожраться во вполне приличном заведении. Ограничился дешевым вариантом.
Обеспечив себе будущее, пошел смотреть центр города. Ничего так — вполне прилично: несколько площадй-скверов, работающие фонтаны — все аккуратно прибрано и вычищено. Поразило огромное количество адвокатских контор: идешь по улице, а вокруг одни надписи «Abogado», «Abogado», «Abogado». И так несколько кварталов. Ощущение такое, что основное хобби горожан — судиться друг с другом — уж слишком много тут базируется правозащитников.
Стараясь не нарушить ничьи права, пытался найти харчевню для местных, но похоже центр города — не самое любимое место тусовки таких едален. Приличных ресторанов — пожалуйста, а вот что-нить побомжовей — фиг вам. Пришлось обедать кучкой пирожков, купленых на рынке.
Пару часов проторчал в инете. Идеальное время для ползанья по глобальной сети — это день, т.к. вечером все свободные компьютеры во всех инет-кафе оккупируются отучившимися школьниками и найти свободную машину проблематично. Но даже если и получилось найти компьютер, то сидеть в инете — одно мучение. Ну представьте себе: каждое заведение связано с сетью по каналу 512 кбит, а если в этом заведении штук 40 компьютеров, и все одновременно скачивают какую-нить хрень, то единственное, что остается, это материться и ждать, когда же откроется очередная страничка.
Под вечер устроил себе лето на Урале — купил дофига клубники и с удовольствием уплетал ее за обе щеки. Ммм… Объеденье. Хотя справедливости ради стоит отметить, что домашняя все равно вкуснее. Чтобы желудку не было скучно, добавил ему сверху яблок. Короче, вечером витаминизировался по полной.

[14.08.2007]

Утром опять спешить никуда не стал, да и смысла особого не было: поезд только в половине четвертого, а кроме как ждать транспорт, здесь делать нечего. Устроил SMS-чат с Ленчей. Слава Мегафону — роуминг работает исправно. Побрился — не делал это уже месяца полтора. Сразу же помолодел. Чуть было не засорил своей волосней раковину общественного туалета гостиницы, но все же удалось пальцем потолкнуть волосья внутрь.
Из хостела свалил только в полдень: дотянул до последнего — check-out здесь как раз в 12:00.
Какое-то время просидел в инете, анализируя состояние банковского счета. Ниче — жить можно, не бедствуя; еще и на сувенирчики хватит. Кстати, насчет жизни в Боливии. Страна, конечно, очень дешевая. Окончательные цифры приведу позже, но сейчас могу сказать так: если жить в одном городе в отеле, полноценно питаться 3 раза в день и немного баловать себя фруктами, сладеньким ну или пивом — кому как, то в день будет уходить не больше 8-9 долларов.
Долго просидеть в инете не смог, т.к. сегодня школьники закончили учиться совсем рано и торчание в сети превратилось в черепашьи перебежки — утомляет и раздражает.
Сходил на вокзал. Там уже начался прием багажа — спихнул свой рюкзак. Потом вспомнил, что я седня еще не ел. Нужно было срочно похавать, т.к. если я не сделаю это сейчас, то следующая возможность будет только ночью (поезд до Uyuni идет 7 часов и без остановок). Да еще и не факт, что в 22:30 (во столько плаирунтся приезд) общепиты будут работать. Отправился в сторону от центра, в надежде найти что-нить для местных.
Нашел едальню не просто для местных, а для самых-самых местных: полный обед (салат, суп, второе с мясом и питье) стоил всего 6 боливианов — смех на палке — меньше доллара. Правда еда оказалась на редкость блевотной — то ли ее из какой-то тюрьмы возят, то ли со всупительных экзаменов кулинарного колледжа. Суп, дак, вообще, к слову «съедобный» имел самое отдаленное отношение. Даже я, очень непритязательный к еде, не смог его доесть. Остальное было более-менее сносным, хотя мне и приходилось все обильно поливать острыми соусами. На редкость неудачная едальня. Но крест на таких общепитах решил не ставить: пусть эта харчевня будет исключением из общего числа. Да и в конце-концов, желудок полон — че еще надо.

На станцию вернулся за пол часа до отпраления. Погрузка пассажиров и багажа шли полным ходом. Играла музыка — не латинская, западная. К перрону безостановочно подъезжали все новые и новые автобусы и микрики с туристами. Было очевидно, что основная масса пассажиров поезда — иностранцы. Самый ажиотаж наблюдался около бабулек, торгующих печеньками, газявой и прочим фаст-фудом — народ активно запасался хавчиком на предстоящий переезд.
Прошелся вдоль состава, позаглядывал в окна — места везде сидячие, как в автобусах. Внешне вагоны за полтинник и вагоны за сотню ничем не отличаюся, разве что соотношением местный/турист — в дорогих вагонах иностранцев больше.
Уселся около окна, расшеперил его на полную катушку. Поезд тронулся. Наконец-то я уезжал из этого ленивого и скучного города. Полтора дня безделья — пожалуй многовато для меня.
Окно пришлось сразу закрыть: двигающийся состав поднимал дофига пыли, которая моментально устремлялась в салон.
Как только покинули город, тут же оказались в плену двух водоемов: долго ехали по узенькой полоске суши, разрезающей давольно внушительное озеро на 2 части. Справа и слева в нескольких десятках метрах ошивались сотни розовых фламинго — необычное зрелище для уральского глаза.
Затем пошла пустыня, пустыня и снова пустыня. Конечно не как африканская Сахара, но помимо редких мелких кустиков здесь не было нишиша.
Вид за окном разнообразием не радовал, поэтому переключился на просмотр паравозного ТВ — там как раз начинали показывать полнометражных Симпсонов на испанском. Разговоров особо не понимал — только общий смысл, но мульфильм понравился. Для полного счастья нужно будет посмотреть его еще раз дома на русском. Затем показали кинушку, затем еще одну и еще. И все почему-то на испанском, хотя ради преобладающего числа могли и английский вариант воткнуть.
В 22:30, как и было обещано, прибыли на вокзал в Uyuni. На платформе уже толпилась куча местного народу, вооруженного самописными табличками с именами, фамилиями и названиями групп — это гиды втречали, тех, кто оплатил тур по пустыням еще в La Paz.
Получив багаж, пошел искать ночлег. На первый взгляд проблемой это может и не показаться — отелей много, но в связи с огромным наплывом туристов, многие из них заняты. Мне повезло: уже в третей гостинице оказались свободные комнаты — причем вполне уютные, хоть и без телика и ванной (25 боливианов).
Заселился, сгонял на улицу, заточил пару гамбургеров, вернулся и завалился спать.

День в Uyuni

[15.08.2007]

Проснулся около 9 утра. Высунутый из-под одеяла нос выступал в роли термометра, шкала которого явно не расчитана на такой дубак. Очень долго пытался убедить себя, что нужно вставать и идти в душ. Хотя мыться на морозе — не лучшее занятие в жизни, но стойкий запах из-под подмышек убеждал меня в необходимости проведеия этой процедуры. Набравшись храбрасти, ломанулся в душ, где к моему счастью, вода была офигительно горячей — там и погрелся. В дешевых ночлежках Боливии горячая вода обычно бывает слегка теплой, а здесь нифига — почти кипяток. Помылся.
Основной задачей на сегодня было замутить тур в соляную пустыню и к гейзерам на ближайшие 3-4 дня, а потому, когда покончил с туалетно-гигиеническим обрядом, отправился терроризировать местные турагенства. Их тут было в избытке, особенно около вокзала — чуть ли не по 2 конторы за одной дверью.
В первом попавшемся мне все подробно распальцевали: что, где, как и когда. Типа первый день — соляная пустыня, второй — всякие озера, третий — гейзеры; хавчик и ночлег включены. Как раз то, что надо. Вот только цена за трехдневный тур меня нисколечки не устраивала: 95 баксов — че-то многовато (тем более сюда нужно будет добавить всякие entrence fee в музеи и прочее — около 13 баксов). Правда они пообещали, если я к ним вернусь, то дадут пятибаксовый дисконт — но и это перебор: будучи в столице, общался с бывавшими людьми — все говорили, что ориентиоваться надо на 80 зеленых.

Второе агенство загнуло цену вообще в сотку. Прохиндейские бабки с таким уверенным видом втирали мне: меньше — фиг найдешь, что аж смешно стало. Естественно, послал их в помывочное заведение (баню, то есть) со всеми их выгодными предложениями. В третьей конторе молодой парень на понятном английском рассказал мне все, что я уже слышал, только поподробней; плюс, еще разложил по полочкам дополнительные затраты (всего около 5 баксов); и выдал цену 85 долларов. «Ну что ж, чувак, цена у тебя хорошая. Только вот я сейчас буду думать, но если ты скинешь мне пятачок, то размышления мои быстро закончатся в твою пользу.» Так и случилось: чувак почесал репу, согласился на 80 долларов, и мы пожали друг другу руки.
Отлично! Завтра буду открывать для себя новую разновидность природного ландшафта — соляную пустыню и всю юго-западную Боливию.
Основная задача на этот день была выполнена, а по времени даже еще полуднем не пахло. Нужно было что-то делать. Бросился гулять по городу, но все его улицы оказались настолько похожими, что веселья от шатаний — никакого.
Решил тогда посетить главную достопримечательность Uyuni — кладбище паровозов. Находится оно в 3 км от города и добраться туда можно миллионами дорог: пустыня с твердым грунтом — иди, где хочешь. Я пошел вдоль железнодорожных путей. Уж лучше бы избрал другой путь.

Дорога — это свалка, плавно переходящую в свалку, которая становиться еще одной свалкой. Вокруг в несколько слоев валялись всякие банки, бутылки, мешки и прочая хрень, которая перегнивать будет не одну сотню лет. Посреди этой «эстетики» сворами копались собаки типа «волк» или «бульдог». Копались мирно, но не дай бог они бы вспомнили о своих агрессивных корнях. Думаю, тогда бы помои их меньше волновали: еще бы, чего жрать всякую тухлятину, когда вот совсем рядом идет вполне свежий кусок мяса. Вид результатов человеческой деятельности не вызывал умиления, особенно если учесть картину, как среди всего этого мусора мелкие детишки таскают за лапу собачий труп. Ароматы тоже далеко не французские. Пожалуй мои носки здесь сканают за пятый Шанель. Короче, хрень полная.
Первые ассоциации при виде кладбища — настоящий детский сад в период после ядерной войны. А что, очень даже походит: вызженая пустыня, груды искареженного ржавого металла, и среди всего этого кучи ребятишек, играющие с огромными болтами и гайками. Трудное детство.
Кладбище само по себе давольно длинное. Пошел к протвоположному концу, детсад остался далеко позади, а ощущение далекого будущего после неудачных разборок человечества осталось. Вокруг никого — только ржавые вагоны, пустыня и ветер. Иногда порывы ветра были настолько сильными, что поднимали в воздух столбы пыли и скрипели железными деталями паровозов. Становилось жутко. В добавок еще воображение разыгрывалось и представлялось, что сейчас из вагонов появятся люди-мутанты, питающиеся человеческим мясом. Класс! Вот бы сюда ночью!
Потихоньку шел. Мутантов не попадалось. С каждым шагом вагоны и локомотивы приобретали все более древние черты. В конце вообще валялся антиквариат полный. Хочешь узнать историю боливийского паровозостроения — пройдись по кладбищу от края до края. Многие вагоны исписаны, причем, что примечательно, не тем, что у нас обычно на заборах пишут, а более интеллектуально-юморными фразами. Например, на одном из вагонов было нарисовано несколько физических формул и стояла подпись — A.Einstein. Кстати, вагон по внешнему виду был современником великого ученого. Может это дело рук Эйнштейна?

Дойдя до конца, полазил по особо древним образцам. Сделал вывод, что со сталелитейным делом в Боливии раньше было тяжко — некоторые вагоны сделаны из толстенных листов железа (видать не умели тонко отливать). Хотя, потом возникла мысль, что это спецвагоны для перевозки золота, но признаков желтого металла не нашел. Короче, ползал по железякам и воображал всякую фигню. Большой ребенок, однако.
В конце идилию несветлого будущего испортил подъехавший джип с туристами. Тепреь это уже не походило на последствия ядерного взрыва. Но с другой стороны, может быть эта та малая горстка представителей расы людей, которая выжила после войны. (Нда, надо фильмов поменьше смотреть).
Отправился назад. Шел также медленно, не торопясь. Вокруг железяки, железяки, железяки. Вот куда нужно гонять пионерские отряды за металлоломом: они тут пятилетку за пару дней выполнят. Детсад куда-то исчез. Может все-таки мутанты здесь есть…
Вернувшись в городок, начал умирать от безделья: делать совершенно нечего, все памятники, которые тут имелись, обошел за пол часа; все сувенирные магазины — примерно за столько же. Уселся в центральном парке изучать по книжке боливийские достопримечательности. Потом остаток дня и вечер просто слонялся по городу, наматывая круги по одним и тем же улицам и наблюдая как из джипов вылазят давольные туристы. Для них тур в пустыню уже закончился, а для меня он начнтся только завтра.

Соляная пустыня, озера, гейзеры

[16.07.2007]

Утро началось с уже привычной для этих мест мысли: «Блин, че ж так дубово то». Но делать нечего, нужно было вылазить из-под одеяла и по-тихоньку собириться. Спихал все необходимое в маленький рюкзак (его я беру с собой, а большой оставляю на хранение в турконторе), умылся и пошел. До назначенного времени оставалось еще пол часа, поэтому решил провести их в инете. В инет-кафе умудрился разругаться с его админом. Мерзкий дядька увидел, что я вставляю флешку в комп и начал на меня вопить — типа, запрещено. Естественно я ему ответил тоже ором только на английском и русском языках. Короче, покричали друг на друга (без рукоприкладства), он отрубил у меня инет, а я ушел, не заплатив. Но почту-то успел проверить. Бе-бе-бе.

Ровно в половину одиннадцатого был в турконторе. Ее представитель вовсю носился по окрестностям и че-то кипишил. Проторчал я там недолго: буквально успел запихать большой рюкзак в дальний угол подсобки, как тут же поступило известие о прибытии джипа.
Это была старенькая красная Toyota Land Cruiser 87-ого года выпуска. Тут же познакомился с водилой — милым дядечкой средних лет, нифига не шпрехающим по-английски. Ну да ладно, главное, чтобы рулить умел, а балаболство — дело десятое. Зовут его Эдвин — вроде местный, а имя чисто британское.
Одновременно со мной к джипу подошли 2 девочки-англичанки (Heather и …) пухлого телосложения — тоже часть команды исследователей. Тут же подскочили еще 2 француза (Lionel и Dominique). Один из них (Lionel) — вылитый Рональдиньо — такие же лицо, глаза, улыбка и волосы. Я даже сначала подумал, что это знаменитый футболист-чипсоед решил закосить под рядового француза, чтобы с автографами не сильно приставали — уж шибко похож. Обменявшись впечатлениями о совершенных подвигах на просторах Южной Америки, уселись в джип и погнали забирать еще двоих членов команды — двух парней из Канады (Sebastian и Jan). Тут тоже без звезд не обошлось: Jan — близкая копия бывшего бойфренда Jenifer Lopez, Бена Афлека.
Хм. Интересная бригада подобралась: Рональдиньо, Бен Афлек — может остальные тоже звезды, только я об этом не знаю. А как я тогда сюда попал? Может и я суперзвезда? Только вот что-то не припомню ниодного фильма с собственным участием (праздничные посиделки, снятые на камеру — не в счет).
Итак, нас было 8 человек: водитель (по совместительству гид и повар) и 7 пассажиров. Все без проблем уместились в одном Ленд Крузере. Более того, машина оказалась настолько просторной, что сидя втроем на одном сиденье, мы даже не касались друг друга — поробуй так усестся в наших жигулях.
Все вещи упакованы в полиэтилен и привинчены на крышу, запасы хавчика, газа и бензина — там же. Можно отправляться в путь!
Первым пунктом по расписанию было кладбище паравозов. Этот футуристический кусок планеты я уже видел, а потому особого интереса данный пункт программы у меня не вызывал. К тому же визит в усыпальницу металлолома был очень коротким — так, шаг вправо, шаг влево, пару фоток и по коням. Вообщем, находились мы там минут 5-10, не больше. Меня это не огорчило, остальных, по-моему, тоже.
Следующий этап это посещение соляной пустыни Salar De Uyuni — места, благодаря которому, Боливия является вполне успешной туристической державой. Но прежде чем пополнить ряды счастливчиков, побывавших в засолочном цехе Земли, нам нужно было заскочить назад в Uyuni. Зачем? А просто пронырливый туроератор вздумал подсадить нам еще одного туриста. Тааак. Изначально каждому из нас торжественно клялись, что пассажиров будет 6, утром и стало 7, а теперь еще и 8-ого подсадить хотят. Что будет через час? Нехорошо как-то. Мне конечно пофигу: опыт езды в коллектво, сравнимым по размерам с джипом, с 20 пассажирами внутри у меня имелся, но то было коллективо за 0.5 бакса, а здесь же каждый отдал по 80 зеленых — вполне можно требовать комфорта. Короче, затея уюньских прохиндеев не сканала. Продолжили путь как есть — всемером.

Отъезжая от города, можно было видеть как на плотном грунте все чаще и чаще стали поблескивать кристаллы соли. Вот-вот и мы должны были оказаться на просторах соляного царства. Но момент нам этот решили оттянуть. Сначала заехали в деревню соледобытчиков — Colchani, находящуюся на самой границе пустыни. Основная особенность этой деревушки — многие дома здесь построены из соляных кирпичей. Ох, лучше бы об этом нам не говорили. С того момента, как я это услышал, решил все пробовать на вкус: стены, скамейки, землю и многочисленные сувениры, сделанные из спресованой соли. Интересно, насколько идиотски выглядит картина, как молодой парень прикладывается языком к стене дома. К моей радости проторчали мы там тоже недолго: еще бы чуть-чуть и меня можно было использовать как неплохую закуску к пиву. Перед отъездом прикупил пару сувениров (конечно же из соли). Хотелось взять больше, но упрессованый хлорид натрия — штука тяжелая, поэтому ограничился двумя.

Поехали дальше. Постепенно грунт становился все белее и белее и вскоре стал абсолютно белым — мы въехали в соляную пустыню Salar De Uyuni. Это было нечто. Находиться здесь без солнечных очков — зачит ничего не увидеть. У меня лично глаза не получалось открыть, разве что сделать узенькую-узенькую щелочку. Настолько тут было ярко-бело. Даже фотоаппарат постоянно ругался на высокую засвеченность места. Размеры пустыни тоже впечатляют: если смотришь вперед, то перед тобой всего 2 полосы: голубая сверху — небо и белая снизу — соль. На линии горизонта обе эти полосы четко стыкуются друг с другом — ничего другого между ними нет. Лишь иногда в каком-нить направлении в далеке видны горы, расстояние до которых измеряется десятками километров.
Проехав пару километров вглубь, остановились около многочисленных кучек. Это местные трудяги уже отскребли верхний слой белой смерти и подготовили его для сборки. Нда. Процесс соледобычи в этих местах чрезвычайно прост (может он и везде такой, просто я не знаю): знай махай себе лопатой да и только.

В этом мы, собственно, лично и убедились: в сотне метров от нас вкалывали местные аборигены, обеспечивая каждым взмахом лопаты несколько партий корнюшонов в магазинах к Новому Году. Интересно, я буду казаться идиотом, если открою здесь фирму по импорту российской соли? Шутка.
Спешились. Под ногами была ровная, белая и абсолютно твердая поверхность. Просто так взять горстку соли здесь не получится: после дождливого сезона каждый кристал намертво приклеен к соседнему. Пришлось опять нагибаться и лизать землю. Подтверждаю — соль!
Кстати, насчет дождливого сезона. Говорят, что пустыня, покрытая тонким слоем воды — зрелище неописуемое. Это своего рода зеркало, в котором отражаются облака, плывущие по небу. Облака сверху, облака снизу, облака сзади, спереди, справа, слева, а посередине ты, шагающий по воздуху. Где такое еще возможно (самолет не канает)? Но нам пройтись по небу было не суждено, т.к. дождливый сезон уже давно кончился, пустыня почти вся высохла, а небольшие участки, покрытые водой, по словам Эдвина место небезопасное — вода сильно размочила поверхность — можно повязнуть намертво. А потому туда никто не ездит.

День был в самом разгаре, но привычного тепла не ощущалось: еще бы, на обычном грунте много энергии идет от земли, нагретой солнцем, здесь же основная часть солнечных лучей отражается обратно в космос — говорить об энергетиской подпитке снизу бессмысленно. Наоборот, вы своим прикосновением отдаете тепло соли, которой, собсно, на него пофигу. К тому же, полностью открытое пространство — отличное место для передвижения воздушных масс, которые высокими температурными показателями тоже не блещут. Короче, прохладно там. Находиться в футболке можно, но только если ветра нет.
Поблуждав вокруг кучек, сделав несколько фоток и пережив первый импульс впечатлений, уселись назад в джип и двинулись дальше. Подкатили к местечку, именуемому «Глаз пустыни». Примечательно оно несколькими лужами, посреди которых булькают пузырки воздуха (или газа). Почему это происходит — не знаю. Лучше спросить у геологов или химиков. Эдвин что-то вещал на эту тему, но я его прослушал — занимался более важным делом — пробовал на вкус лужу. Это, кстати, была моя последняя дегустация, т.к. после этого окончаельно осолел и больше уже не мог заставить себя прикоснуться языком к чему-либо белому.
Сразу от глаза поехали к следующему важному месту — острову Isla Incahuasi. Или как его в простонародье называют — Остров Рыбы. Прозвище такое он получил из-за своей формы. Кстати, у кого Google Earth под рукой, проверте, действительно ли это так — вот координаты [S 20 14.467′, W 67 37.665′]. Ехать до туда где-то час. По дороге проскочили мимо первого отеля, где все сделано из соли. Особого интереса он ни у кого не вызвал, а потому даже и останавливаться не стали.

Остров Рыбы — это своеобразный оазис, возвышающийся посреди ровной белой поверхности. Только вместо тропических пальм здесь произростают гигантские кактусы. Высота их может достигать 5 метров, а внешне они походят на мохнатые столбы — иголки у них очень длинные. Кстати, иголки эти, по словам гида, растут с бешеной скоростью — 3 см/год. Правда, похоже, что после 3 лет они куда-то деваются, т.к. длинее 10 см игл не видал. Помимо кактусов никакой растительности больше нет — разве что мелочь какая-нить.
Сам по себе остров большой, чтобы обойти его вокруг, потребуется не меньше часа. Весь он заточен под туристов: по периметру много где встречаются организованные столики и сидушки (угадайте из чего) — здесь принято устраивать обеденный перерыв. Имеется тут так же ресторан, туалеты и даже собственная администрация, где вам помогут расстаться с 10 боливианами. Это плата за вход на остров.
Мы прибыли в самый час-пик, когда все побережье больше походило на ледовую парковку — джипов было штук 50, не меньше.

Пристроились к одному из столиков. Эдвин занялся приготовлением хавчика, а мы отправились шастать по окрестностям. Весь народ пошагал по протоптанной тропе — прямиком через билетное окошечко. Мне же 10 боливианов — не лишние, поэтому решил не следовать за общей массой. Отошел на 100 метров в сторону и спокойно занялся изучением острова: один фиг, он везде одинаков, единственное различие — там есть ухоженная тропа, а здесь приходится ползать по дикой земле да каменьям. Но это даже интересней — нет толп туристов, шатающихся по одной и той же траектории.
Поразглядывал кактусы. Здоровые шняги. Издалека вроде выглядят приятными и пушистыми (в буквальном смысле слова), а сближины — вполне агрессивные растения. Ох, не хотел бы я усестся голой задницей на такую штуку — иголки, мне кажется, до самых кишков дотянутся — опухнешь выковыривать. Полазил по камням. Вот тут, пожалуй, нужно быть осторожным: одно неверное движение и можно неплохо навернуться, напоровшись на какого-нить колючего монстра. Забрался на верх, не на самый, но близко.

Надо сказать, неплохой вид на пустыню оттуда открывается. Затем устроил собственную фотосессию со всем этим ландшафтом.
Минут через 40 хавчик принял состояние «готов к употреблению». Сегодня на обед нам были уготовлены куча макарон и овощи в виде помидорьев и огурцов; в качестве мясного — рыбные консервы. Ну что ж, есть вполне можно, тем более, что чувство голода уже давненько тусовалось в районе желудка.
Съели все быстро, махом опустошив кастрюли с провизией. Полноценным обедом это, конечно, не назовешь, но червечка заморили. Можно продолжать исследования.
Опять все разбрелись по разным сторонам. Я еще пошастал по острову. Хотел было сунуться в туристическую часть без билета, но доблестный охранник присек мою попытку нелегального проникновения. Пришлось обломаться. Когда кактусы наскучили, пошел бродить по пустыне вокруг острова и наблюдать за туристами. В основном все конечно были заняты созданием собственных фотозарисовок на фоне белой бесконечности. Некоторые играли в футбол. Попинал мячик с ними тоже.
Примерно через час после обеда начали собираться. Впереди нас ждал долгий переезд к южной части пустыни, а затем петляния по более привычной поверхности, земляному грунту. До границы пустыни ехать часа 2. Все это время вокруг мелькает только ровная поверхость. Если расслабить взгляд и не обращать внимание на гудение джипа, то складывается ощущение, что ты просто стоишь на месте. Периодически Эдвин поворачивался к нам и что-то по долгу рассказывал, не уделяя ни малейшего внимания дороге. Это, собственно, было и не зачем — ни кочек, ни колдобин, ни камней — одна лишь бескрайняя плоскость. Лично я весь этот участок дороги кимарил. Еда в желудке, легкая усталость, ровное гудение мотора и яркое солнце, заглядывающее в окно, хорошо способствовали дремоте.
Из пустыни выехали, когда солнце пошло на посадку. Вот бы еще часок-полтора потусить в соляном раю, и можно было бы увидеть изумительный закат. Но столько времени у нас не было, а поэтому поехали дальше, не останавливаясь — Эдвин хотел до темна успеть добраться до места ночлежки. Никто из пассажиров этому не сопротивлялся. В этом, кстати, большой минус групповых туров — нужно считаться с мнением других, которое не всегда может совпадать с твоим. Ну да ладно.
Еще часа полтора колесили по ухабистому грунту, и, когда уже совсем стемнело, приехали в деревушку San Juan, где остановились в хоспетахе с одноименным названием. Помимо нас здесь было уже 2 группы: французы и еще раз французы.
В распоряжение нам предоставили 3 крохотные комнаты с тремя койками в каждой. Я поселился вместе с канадцами. Тусить в этих коморках интересу не было никакого, а потому, побросав вещи на кровати, отправились на кухню пить горячий чай — резко стало холодать, а потому, любая теплая жидкость была весьма кстати. Тем более Эдвин обещал нам ужин через час.
Сидели, попивали чаек из листьев коки, трещали, конечно же о путешествиях. Впервые я встретил группу, где народ путешествует меньше меня. Обычно попадались зубры, слоняющиеся по Америке 6-10 месяцев, а тут я со своими 2.5 месяцами выглядел профи в глазах остальных. Непривычно и приятно.

Периодичски в комнатку заваливались детские фолк-группы с одним и тем же вопросом: «Хотите послушать боливийскую музыку?». На что всегда получали утвердительный ответ. Музыканты из них конечно хреновые, но по некоторым было видно, что они стараются, а по некоторым складывалось ощущение, что их просто предки заставили идти развлекать туристов.
Ждали ужин, слушали народные мелодии, периодически подбадривали детишек звонкой монетой. Наконец еда прибыла. Надо сказать, что, в отличие от обеда, ужин был вполне серьезным: суп — на первое, на второе — рис с картошкой и курицей. Все это в приличных объемах — можно хавать с добавкой.
Под конец трапезничанья к нам зашел Эдвин и предложил 2 варианта развития событий на завтра: можно встать с утра чуть свет не срамши и постараться увидеть все по максимуму за завтрашний день, тогда на послезавтра останется совсем чуть-чуть и возвращение в Uyuni; а можно не спешить, выспаться и увидеть, сколько получиться, а послезавтра опять «чуть-чуть» и возвращение в Uyuni. Вариант «сколько получится» конечно же никого не устроил, всем хотелось «по максимуму». Да и к тому же мы сюда приехали не спать, поэтому все единогласно решили погеройствовать и встать завтра в 5:00, чтобы к шести уже выехать. В этом, кстати, был еще один плюс: ранний выезд позволит нам приезжать к каждому месту первыми, а это значит, что не будет огромного толпняка народу вокруг.
Перед сном вышел на улицу и запрокинул голову вверх. В деревне искусственого света мало (вернее, его совсем нет), а потому наверху очень отчетливо виден Млечный Путь, тысячи мелких звезд и падающих метеоритов. Красиво. Все-таки в этих далеких светилах что-то есть…

[17.08.2007]

Подъем случился в 5:10 — в принципе, как и хотели. Первым с кровати соскочил Jan. Он тут же кинулся бегать по комнатам и тормошить всех подряд. За это ему огромный респект, т.к. у большенства народу рвение насчет раннего подъема с утра куда-то улетучилось. Видать конкретный дубарь на улице подморозил у желание исследовать просторы юго-западной Боливии. Тем не менее, Jan со своей задачей справился, и к половине шестого вся группа, сонная и помятая, выползла на кухню завтракать.
Хавчик стандартный: тосты со всякими джемами и шоколадными пастами; кофе, чай да молоко. Лениво и аккуратно сложили все это в желудок. Сразу же наступило просветление и желание как можно быстрее двинуться в путь — похоже еда и горячий чай растопили корку льда в части мозга, отвечающей за восприятие мира.
С получасовым опозданием выдвинулись дальше. Сегодня нам предстояло увидеть кучу разноцветных озер, термальные источники и гейзеры, если успеем. Одновременно вместе с нами выехала еще одна группа французов — похоже они тоже решили быть первыми везде, чтобы избежать толпы. Ну одна группа это еще ничего, главное, чтобы такая идея не родилась у всех остальных. К нашему счастью этого не произошло: проезжая мимо других ночлежек, видели, что народ еще и не собирался шевелиться.

Первая остановка случилась через час. Произошло это in the middle of nowhere с отличнейшим видом на вулкан Ollague, находящимся на границе Боливии и Чили. Солнце к этому моменту уже окончательно выползло из-за горизонта и залило все вокруг приятно-красноватым светом. Особый шик месту придавала рельефная поверхность: огромные валуны, подточенные со всех сторон неизвестными каменщиками, земляные холмики и желто-зеленые кустики — все это чудесно сочеталось с грозным Ollague, виднеющимся вдалеке.
Оценив красоту места, устроили фотоохоту за странным существом (название не сохранилось), напоминающим крупного кролика с кенгуриным хвостом. Заяц этот оказался проворливым и всякий раз уходил от назойливых папараци. Так никому и не удалось получить его портрет. Лишь один раз мы зажали его между скал, и немного пофоткали. Что странно, он всегда крутился у одного и того же места, хотя мог бы запросто свалить куда подальше. Похоже, просто издевался над незадачливыми фотографами.
Немного размявшись, поехали дальше. На очереди была серия озер, населенных розовыми и нерозовыми фламинго. Но чтобы до туда добраться, нужно было провести настоящий тест нашему джипу. Если всю дорогу до этого можно было еще проехать на среднестатистической легковушке (феррари, пожалуй, не проканало бы), то следующий участок был под силу только какому-нить вездеходу, бульдозеру или танку. И дело даже не в глубоких колеях, просто ухабистый подъем вверх был настолько крут и так утыкан огромными камнями, что и на дорогу-то никак не походил — обычный горный склон. Вот, где надо снимать рекламу внедорожников и проводить тест-драйвы. У кого получиться взобраться наверх, тот джип; у кого нет — жигуль в красивой упаковке.
У нас получилось, хотя в конце Эдвин и попросил всех выйти, чтобы преодолеть самый сложный участок в одиночку, но эту помарку можно списать на древность нашей Тойоты. Короче, Land Cruiser — хороший внедорожник: модель 80-х годов это доказала.

Потестировав ходовые качества джипа, добрались до первого озера. Высота была за 4 тыщи метров, а потому ночной дубак еще и не собирался проваливать, несмотря на старающееся солнце. Все озеро практически полностью было покрыто тонкой коркой льда, по которой гордо вышагивали отряды розовых птиц, не обращая внимания на подруливший джип. Большинству из нас этот вид пернатых был знаком лишь по картинкам, а потому каждый пытался подобраться к ним поближе. В одну из таких попыток я неудачно выбрал место для очередного шага и оказался по колено одной ногой в отменном черном говнище, имеющим стойкий аромат обычного русского болота. Мда. Отличная перспектива, провести весь день с мокрой черной ногой, снабжая окружающий воздух замечательной вонью. Самое обидное, что и сфоткать-то птичку не успел. Выматерившись вдоволь, обтер, что смог, о пучки произрастающей травы, больше напоминающей скопление иголок, и пошел грузиться в джип, где вся группа ждала только меня, этакого говноступа.
Следующее озеро появилось давольно быстро.

Предыдущее болото по сравнению с ним было просто скоплением птичек-отщипенцев. Количество фламинго здесь измерялось сотнями, а цветовая палитра пернатых имела мелкий шаг от белого до ярко-розового. Тусовались они группами, объединившись по цветовому признаку. Некоторые ошивались давольно близко к берегу — очень удобно для крупнопланового снимка.
Увидев все это, еще больше осознал бессмысленность своего провала на предыдущем озере. Ладно хоть говнище стало потихоньку высыхать.
Что меня приколо здесь, дык это платный туалет. Это примерно как у нас в пустом поле поставить сортир и пытаться собирать деньги за его использование. Демонстративно сходил по-маленкому в двух метрах от толчка, за что получил неодобрительный свист финансового директора этого заведения и сэкономленый боливиан.
После этого озера была еще парочка подобных водоемов, но останавливаться там даже не стали — чего смотреть одно и то же по нескольку раз.
Затем последовал долгий ничем не примечательный переезд. Всю дорогу наблюдал, как Эдвин то и дело съезжает с прокатанного пути, гонит неизвестно куда, но всякий раз возвращается на дорогу.

Наконец приехали к месту, именуемому Arbol De Piedra, что в переводе означает Каменное Дерево. Это было скопление гигантских камней-скал, высотой 5-6 метров, хаотично разбросанных по небольшому участку пустыни. Внешне, вся эта территория походила на место съемок первой части Звездных Войн, а именно сцены гонок на какой-то планете (подробней сказать не могу, т.к. фильм смотрел поверхностно, но ассоциации с ним возникают). Но главным экспонатом здесь было как раз каменное дерево — булыжник, своими формами отдаленно напоминающий этот вид растений. Его (этот камень) я уже видел на картинках в разных журналах и интернете, а теперь мне предоставился шанс лицезреть его вживую. Класс! Кто и как выточил из камня такую замысловатую фигуру — неясно. У нас даже с Домиником возник спор на эту тему. Он утверждал, что это дело рук песка и ветра, которые напару веками высекали каменный шедевр. Мне же по душе была другая, более экзотическая версия. Эта причудливая форма — результат действия подводных течений, некогда существовашего здесь древнего моря Ballivian и занимавшего почти всю территорию современной Боливии. Кстати, озеро Титикака — это все, что от него осталось. Кто из нас прав так и осталось невыясненым, хотя версия Доминика более близка к реальности.

Полазив по булдыганам и запечетлев в достаточном количестве кадров весь этот полукосмический пейзаж на камеру, поехали дальше. Совсем скоро на горизонте появилось озеро Laguna Colorada, знаменитое своими красными водами. Но прежде чем до него добраться, нам предстояло въехать на территорию национального парка Reserva Nacional De Fauna Andina Eduardo Avaroa, за что конечно же с нас содрали по 30 боливианов, предварительно переписав все фамилии в журнальчик.
Ко всеобщему удивлению озеро мы проскочили быстро, так и не остановившись. Как так? Но Эдвин всех успокоил: завтра, когда будем возвращаться, то как раз проедем мимо него — там и остановимся. Ну ладно — пусть будет завтра, на сладенькое.
Сразу за озером (километрах в четырех) последовала остановка в деревушке, похоже спциально отстроенной для приема туристов — вокруг только длинные домики-ночлежки, да пару строений для местных. Здесь нам предстояло провести ночь, но это конечно же будет позже, а сейчас мы остановились на обед. На этот раз Эдвину вкалывать поваром не пришлось: как только приехали, на стол сразу же был подан хавчик — рис и жареное резиновое мясо. Долго заморачиваться на еде не стали: что смогли — прожевали. Конечно же не наелись, но это было не главное, т.к. всех интересовали дальнейшие географические открытия.
Первым послеобеденным пунктом был визит в берегам зеленого озера Laguna Verde (Зеленое Озеро). Ехать до туда часа 2 — можно подремать после хавчика. Уселись в машину, включили музыку с моего КПК (у Эдвина был специальный шнур для подключения плееров к магнитоле). Почти все тут же засопели. Я не спал.
Дорога постепенно набирала высоту. Вскоре за бортом стал появляться снег — не сплошняком, но какие-то давольно продожительные участки вдоль дороги имели место быть. Вспомнив треккинг в Перу, предположил, что мы не ниже 4600 метров над уровнем моря. Доставать GPS не хотелось, т.к. мелодичная музыка и ровное покачивание джипа усиленно способствовали проявлению лени.

Прошел где-то час. Неожиданно из-под капота повалил густой белый дым. Это событие послужило хорошим пробуждающим фактором для многих — все моментально проснулись. Эдвин бросился решать проблему, а мы, воспользовавшись заминкой, выскочили наружу — размять начавшие затекать задницы. Тем более, что и окружающий пейзаж был очень даже ничего.
Снаружи обнаружился собачий холод. Вот тут уже мне действительно стало интересно насчет текущий высоты. Достал GPS. Электронный помощник показал цифру, чуть большую 4900 метров. Нда. Хорошо, что здесь мы очутились не поздно вечером или ночью: если сейчас температура в районе нуля, то ночью, наверное были бы все -25. Но даже к дневному дубаку явно никто не был бы готов. А я вообще, как дурак, поехал в одной кофте: термобелье и ветрозащитную одежду оставил в ночлежке. Большую часть времени тусили в джипе.
К нашему счастью Эдвин оказался не только хорошим водитем, но и неплохим механиком. Примерно за пол часа он, с помощью тряпок и бутылки воды, устранил возникшую проблему, и мы поехали дальше. Это не могло нас не радовать, т.к. становиться ледяными статуями на просторах боливийского высокогорья никому не хотелось.
До Зеленого Озера оставался еще час. За это время мы проскочили термальные источники, не останавливаясь — водные процедуры в них мы успеем совершить и на обратном пути. Эдвин выдал нам целую упаковку леденцов на палочке а ля Чупа-Чупс, поэтому все спокойно занимались обсасыванием красных сахарных шариков. Машина больше не ломалась.

Наконец добрались до Laguna Verde и соседствующего с ним вулкана Llicancahur. Оба эти элемента тусуятся вплотную к чилийской границе. И вообще, в течение всего дня Эдвин частенько выдавал фразы типа: «Вон за тем холмом уже Чили».
Цвет воды в озере, конечно, оказался необычным для взгляда — это было нечто светло-бирюзовое с преобладающим зеленоватым оттенком. Причем сближины вода не казалась уж такой необычной, гораздо эффектней она смотрелась издалека. Конечно, видеть зеленую воду — это не нонсенс какой — любой водоем в России летом цветет и «пахнет». Но здесь был совершенно другой оттенок. Ну, если можно так выразиться, то это то же самое, что если в Титикаку вылить дофига некачественного отбеливателя и добавить немного зеленки. Эдвин объяснял нам причину необычного цвета, но вот как раз слово, отвечающее на вопрос «почему», я не знал, а в словарь заглядывать было лень. Так и остался этот вопрос для меня невыясненным.
У озера долго не задержались. Всем нетерпелось окунуться в горячие источники, а потому, сделав пару фоток, отправились назад.
Горячие источники оказались действительно горячими. Если на улице было давольно таки прохладно (хотя, пожалуй, ноль это не прохладно, а холодно), то вода в них имела все 30 по Цельсию, если не выше. Внешне источник (он там один) выглядел как небольшой открытый бассейн-лягушатник (метров 10 в диаметре и сантиметров 80 в глубину), обложенный по периметру камнями. Как в него попадает вода — неясно, но за то четко видно, что ее отток через край происходит постоянно — тонкие ручейки растекаются во все стороны, согревая замерзшую землю.
Недолго думая, народ разделся и сиганул греться. Я следовать примеру остальных не стал, т.к. уже 2 дня подряд испытыаал некоторые трудности с говорительно-вещательным аппаратом — попросту говоря, сильно скрипел при любой попытке произнести чего-нить. А вылазить потом на холодный воздух было чревато окончательной потерей голоса. За то делал доброе дело — работал фотографом-волонтером, орудуя одновременно четырьмя камерами.
К моменту, когда народ вылез из горячей ванны, уже почти стемнело. А впереди нас еще ждали гейзеры. Ехать до них минут 40. Тут Эдвин опять поразил всех знанием местности. Несмотря, что из освещения у нас были только слабенькие фары да узкий месяц на небе, он продолжал двигаться в своем привычном режиме: игнорировал прокатанную дорогу и все время сворачивал непонятно куда. Как и по чему он ориентировался в темноте — фиг знает. Тем не менее до гейзеров мы добрались.

Правда, особого интереса от их посещения не получили: те две дымящиеся лужи, которые мы увидили при свете фар, впечатления ни на кого не произвели. К тому же нормально поглазеть на них мешал жесткий минус за пределами джипа — как-никак вечер и высота 4800. Однозначно, сюда нужно гнать днем, чтобы получить хоть какое-то представление о парогенераторной системе Земли.
В общем, долго мы там не задержались. Поехали назад в ночлежку. В желудке уже наступала пустота, которая не вдохновляла ни на что другое, кроме как пожрать. Собственно, особого разнообразия в действиях у нас и не было: похавать да поспать; всю остальную программу сегодняшнего дня мы уже выполнили (если не считать смазаные гейзеры).
В лагерь приперлись самыми последними. Все остальные группы (а было их штук 6) уже давно ужинали и параллельно вливали внутрь привезенное с собой вино. У нас ничего такого не было, а потому ограничились только хавчиком. Во время приема пищи пытались уломать Эдвина сгонять завтра с утра к гейзерам еще раз, но он всячески отнекивался, ссылаясь на недостаточное количество бензина для совершения лишней двухчасовой петли.
Завтра нам предстояло возвращение в Uyuni с остановкой у Laguna Colorada и заездом в долину камней Valle De Rocas.

[18.08.2007]

Утром проснулся с вполне определенным и ясным пониманием того, что мерзнуть по утрам в условиях боливийского высокогорья меня в конец задрало — еще бы, этой ночью было -18 по Цельсию. Нужно срочно что-то делать, а именно — спускаться пониже. А почему бы после окончания тура мне не сгонять в пампасы? Нет, это не то место, которое мы имеем ввиду, говоря о чем-нить: «Ой! Это в таких пампасах!». Это вполне реальная природная зона, соседствующая с джунглями и представляющая из себя нечто вроде тропических влажных степей (возможно, ошибаюсь, уточню позже). Придется, конечно, забить на Potosi (самый высокий город с таким населением в мире) с его шахтами и динамитом, но уж лучше я погреюсь в пампасах, чем буду продолжать околевать. Такими были мои первые мысли, родившиеся в обледеневшем мозгу с утра. Ну да ладно, с этим я разберусь вечером, ну а утром и днем еще продолжается тур по юго-западной Боливии.
Ровно в 8 в комнату постучался Эдвин и выдал нам неплохое предложение: если мы не будем отлеживать бока, а сразу же подорвемся хавать, то есть великий шанс сгонять снова до гейзеров. За ночь он где-то умудрился надыбать недостающего топлива и с утра был полон желания показать нам кухню природы, гордо именуемую Sol De La Manana (Утреннее Солнце).

Само собой его идея послужила хорошим пинком для замерзших иноземцев (т.е. нас), и мы, оперативно скидав утреннюю пищу в желудок, погрузились в джип.
Вооот. Совсем другое дело. Теперь гейзеры это не просто дымящиеся лужи. Тепреь это целый набор котлов и кастрюлек с готовящейся хавкой. Самый маленький, размером с наперсток — это хавчик для лиллипутов. Самый большой, метров 5 в диаметре — обед для роты солдат. К нашему приезду процесс готовки находился в самом разгаре: все кипело, бурлило и дымилось. Периодически кое-где кусочки готовой пищи выплевывались высоко вверх — похоже, это повар что-то усиленно перемешивал.
Судя по всему, на завтрак всем обитателям долины гейзеров сегодня было уготовлено варево с содержанием несовсем свежих яиц: ярковыраженный аромат сероводорода — тому подтверждение. Хотя яичные блюда всем готовились разные: кому-то жиденький супчик, а кому-то вполне густое рагу, цвет они имели абсолютно одинаковый — светло-серый.
Походили вокруг. Чтобы как-то разнообразить ассортимент готовящихся продуктов, покидали внутрь огромные камни. У каждого была надежда, что они с огромной силой будут выброшены назад (почему возникали такие мысли — даже сам не знаю), но этого не случалось. С той же самой целью позатыкали некоторые кастрюльки булыжниками, но и этот акт вандализма прошел без ответной реакции.
Кстати, ходить близко к котлам — дело небезопасное: грунт вокруг очень мягкий и легко проваливается внутрь — можно запросто стать лакомым кусочком мяса в однообразном рационе вымышленных проглотов.
От гейзеров отправились обратно — в сторону Laguna Colorada. Вчера мы его пропустили, поэтому сегодня нужно был восполнить этот пробел. Но ожидаемого эффекта остановка не дала. С близкого расстояния вода имела лишь слегка розоватый оттенок. Вчерашние виды издалека и с другого ракурса — более впечатлительное зрелище.

Там вода была ярковыраженного красно-оранжевого цвета, как-будто завод по производству кирпича выпустил неудачную партию продукции и втихаря слил ее в озеро, предварительно разжижив. Не спасали ситуацию и розовые фламинго — их мы уже видели достаточно, поэтому дополнительного плюсика в копилку озеру они не принесли. Вывод один, нужно было останавливаться вчера, когда картинка была достойной восхищения. Ну коль уж сами упустили момент, то нефиг сожалеть — будем довольствоваться тем, что есть. Походили, пофоткали немного. Замутили первую и единственную общую фотку всей группы. Поехали дальше.
Впереди оставалось еще одно местечко, но об этом мы не знали, а потому, все ехали с ощущением, что тур наш закончился, и, кроме как нескольких часов нудной тряски до Uyuni, ничего уже не будет. Ну разве что обед. Который случился около часа дня в городке, идеально подходящем для съемки вестернов: пыльные улицы с одноэтажными домиками-салунами (saloon); центральная площадь — идеальное место для перестрелки между Диким Биллом и Кровавым Джо; и небольшой скалой, возвышающйся над городом, откуда шериф может следить за порядком. Не хватало только драк в салунах, пианниной музыки да расклееных по всему городу объявлений, обещающих 10 тысяч песо за голову Дикого Билла.

Именно тут, в одном из заведений мы и отобедали. Я даже чуть не пропустил хавчик, т.к. ушел шастать по городу, надеясь увидеть ограбление банка, и вернулся, когда почти все уже поели. Во время обеда Эдвин сообщил, что впереди нас ждет еще Долина Камней, а это значит, что киснуть по поводу окончания тура еще рано.
Долго в городке задерживаться не планировали, а потому, как только кастрюля с едой полностью опустела, двинулись дальше в путь. То справа, то слева возникали небольшие соляные оазисы, но после виденной позавчера Salar De Uyuni, они никого не интересовали.
Примерно через час добрались до долины камней Valle De Rocas [S 21 32.106′, W 67 34.778′]. Место это оказалось примечательным двумя особенностями. Первая — это конечно же гигантские камни очень необычной и причудливой формы. Если включить воображение, то многие из них становятся похожи на фигуры людей с лицами, застывшими в страхе, либо выражающими весь гнев земной; или же это разъяренные дикие животные, готовые заглотить вас в любой момент. Кто из экспрессионистов постарался над этими изваяниями — непонятно. Вторая особенность — это какая-то энергетика места. Очутившись между каменными монстрами, начинаешь ощущать окружающее пространство своим домом, из которого никуда уже уходить не хочется. Появляется непреодолимое желание обойти каждый валун и изучить все царапины, сколы и трещины. Хм. Вчера околого каменного дерева такого не было: вроде бы такие же скалы, но никакй тяги к ним нет. Самое странное, что такое чувство возникло не только у меня, но и у двух французов.

Ходили вокруг, взбирались на глыбы, заглядывали в прощелины. А может быть все эти камни — люди ставшие пленниками заколдованного места?
Но долго находиться в зависимости у магической долины нам не дал Эдвин. Примерно через пол часа он настойчиво начал всех собирать, как бы предвидя, что еще несколько минут, и она полностью поглотит и нас. Нехотя уселись в джип. Постепенно тяга к долине исчезла, а на смену ей пришло любопытство: «А что это такое было?»…
Все. На этом тур по юго-западной Боливии можно считать оконченным. Все, что я хотел увидеть в этой части страны, я увидел. И даже больше. Могу сказать с уверенностью — оно того стоит. Дальше был только трехчасовой марш-бросок до Uyuni, входе которого по клочку карты и дорожным указателям с названиями рек и деревень постоянно сверяли текущее положение относительно пункта на значения. В голове у меня уже крутились мысли о теплых тропиках и о пампасах. В Uyuni прибыли около 17:30.

Возвращение в La Paz


К моменту, когда покинул воздушное пространство джипа, уже знал, что сегодня здесь я долго не тусуюсь, а прямиком отправляюсь в столицу, откуда уже можно добраться до тропического Rurrenabaque, ну а там до пампасов уже рукой подать. Небольшой загвоздкой в столь оперативных планах стал здоровый амбарный замок, висящий на дверях агенства, гдя я оставил свой большой рюкзак. Тепло распрощавшись со всеми (французам пообещал выслать координаты магической каменной долины Valle De Rocas), уселся ждать появления хозяина шараги. Пришлось проторчать там целый час и даже немного понервничать насчет состоятельности своих планов — тусить лишнюю ночь в Uyuni мне никапельки не хотелось.
В конце-концов хозяин появился, я забрал рюкзак и ломанулся к местечку, где тусуются автобусные компании. До автобуса на La Paz оставалось еще полтора часа — можно не торопиться. Сейчас вот только куплю билет и все. Но цена проездного документа оказалась неподдающейся никаким арифметическим законам: очень странно Uyuni — La Paz стоит 80 боливианов, а Uyuni — Oruro и Oruro — La Paz в сумме 45. Естественно, на прямой вариант забил. Поеду в Oruro, а там пересяду на другой автобус. Единственное неудобство в таком варианте — в Oruro приезжаю в 2 часа ночи, а первый автобус оттуда до столицы есть только в 3:30 — придется полтора часа тусить на дубаре. Но и на этом решил не заморачиваться — вспомнил правило: «Проблемы нужно решать по мере их поступления!».
Купил билет, немного пошатался по городу. К назначенному времени пришел и загрузился в автобус. Выехали без опозданий — в 19:45. Редкость, однако: задержка в 15-20 минут — обычное дело для Боливии.
Сразу за пределами города начало нехило трясти. Что там было на дороге — не видел, но, однозначно, не асфальт. То ли это завод по производству стиральных досок неудачно переквалифицировался в фабрику дорожных покрытий, то ли рабочие по пьяни закатали шифер вместо асфальта. Короче, ощущение такое, будто ты испытатель блока отжима очередной советской стиралки.
В таком режиме предстояло ехать чуть ли не 2/3 пути. Но это не помешало мне быстро вырубиться.

[19.08.2007]

Проснулся немногим позже полуночи. Автобус как раз заезжал на более менее ровный асфальт — трясти будет меньше. Вот только холодно. Я, конечно, был укутан по максимуму, но минус, подгоняемый сквозняком, подбирался ко мне через легкие кроссовки. Ладно хоть сосед по сиденью свалил где-то посреди пути и можно было разлечься на двух креслах. Так и дремал.
К моему счастью, автобус где-то протупил полтора часа и к терминалу в Oruro приперся ближе к половине четвертого. Сам вокзал был закрыт, но напротив входа вовсю уже шла торговля билетами на отходящий рейс до столицы. Достал шерстяные носки, спальник, купил билет, уселся в автобус и вырубился.
Проснулся только, когда уже рассекали по улицам Ла Паса. От кондуктора узнал, что вниз, ближе к даунтауну, автобус спускаться не собирается. Блин, стремно — что я буду делать в такой жопе, когда еще и намека на рассвет нет. Конечно проблема легко решается с помощью такси, но этот вид транспорта я уже не пользую принципиально: максимум, это мото или велорикши — но ни тех, ни других здесь нет.

К моему счастью, в автобусе ехали две кипишые негритянки, которым нужно было попасть на автобусный терминал, а он как раз внизу. Они очень экспрессивно начали убеждать кондуктора, что автобус просто обязан доставить их туда. Кондуктор с каменным лицом отнекивался. Но все же женская сила убеждения взяла свое, и мы таки доехали до терминала.
Оттуда я уже спокойно дотопал до Plaza De San Francisco. Там заселился в тот же самый отель и ту же самую комнату, где жил неделю назад. Тут же лег спать.
Проспал недолго — часа 2-3. Но этого вполне хватило, чтобы остаток дня чувствовать себя бодрячком. Тем более, что никакой гиперактивности и не намечалось: перед отъездом в Rurrenabaque, а ехать туда 18 часов, хотел просто пару дней побездельничать. Сразу скажу, что с этой задачей я справился на отлично.
Повалявшись немного под одеялом, сгонял до банкомата: снял 2 килоболивиана — должно хватить и на пампасы, и на проживание, и на сувенирчики останется. Затем пожрал в едальне для местных, а после меня приперло заточить чего-нить сладенького (Ленча, это я от тебя научился :-)). Нашел очень уютную кафешку с приятной музыкой посреди туристического района, и там уселся, заказав обыкновенный чай со здоровенным кусманищем шоколадного торта. Поедал его медленно, наблюдая, как другие сладкоежки, уплетают свои десерты. Когда желудок получил достаточную порцию глюкозы, отправился более подробно изучать рынок сувениров. Теперь меня интересовали цены на всякую дребедень, замаскированную под поделки местных умельцев. Ведь недели через полторы, мне придется начинать свой вояж в сторону Эквадора (блин, даже думать об этом не хочется), и неплохо бы захватить что-нибудь материальное на память о Боливии. К тому же у меня появился небольшой перечень заказов на всякие шняжки, которые выгодней покупать здесь. Ходил по лавкам, спрашивал стоимость всего подряд, записывал ценовые экстремумы (минимумы, конечно). К концу дня имел уже общее представление жмотническом распределении продавцов. Как и ожидалось, самые жадины тусовались в центре района, где шастают толпы туристов. У продавцов с окраин абсолютно такие же единицы продукции стоили в 1.5-2 раза дешевле. Отлично. Туда и пойду позже. А там еще поторгуюсь — глядишь, и они мне еще должными останутся.
Обойдя, все что можно было, изрядно утомился — попробуйте 30 раз зайти в магазины, как две капли воды похожие на предыдущие — занятие не очень веселое. Ладно, хоть, своя цель в этом была — она и придала усталости приятный отенок.
Начинало темнеть. Делать больше было нечего, а потому, захавав на улице гамбургер, купил банку пива и пошел в ночлежку — накидывать записи о поездке по юго-западной Боливии (кстати, правильно этот тур называется Southwest Circuit).

[20.08.2007]


Следующий день явился плавным продолжением предыдущего, т.е. я опять нишиша не делал — разве что мелочи всякие.
С утра пораньше заскочил в инет, где часа полтора протрещал по Skype и чату с Ленчей, отвлекая ее от работы. Здорово. Уже почти месяц не слышал ее голоса. Приятное начало дня.
Затем вспомнил вчерашний торт и решил повторить визит в кафе, увеличив дозу в 2 раза. Вот это уже был перебор — после такого количества сладкого у меня появилась нехилая тяжесть в животе, которая ошивалась там чуть ли не пол дня, не давая спокойно шататься по улицам. Я ее, конечно, пытался приглушить, различными фруктовыми салатами, но эффекта это никакого не дало. Пришлось забить и ходить с ощущнием пары гирь внутри. Единственной задачей на день было раздобыть билеты до Rurrenabaque. Можно было, конечно сунуться в любое агенство — там без проблем продадут билет и на самолет, и на автобус. Но самолет — это не для моего кошелька, а автобус покупать в агенстве — порнография полная — нафига платить несколько долларов комиссии, если самому можно сгонять на вокзал и все уладить.
Так и сделал. Приперся на автобусный терминал, но оказалось, что автобусные конторы, гоняющие в сторону amazon basin — полные отщипенцы, и тусить рядом со всеми остальными компаниями — не желают. Пришлось воспользоваться услугами общественного транспорта, т.к. Конторы эти забрались в далекую задницу, именуемую очень красиво по-арабски — Villa Fatima. За полтора боливиана микрик домчал меня до нужного района и высадил точно где надо — около терминала Flota Yunguena.
Билет до Rurrenabaque купил именно там — на завтра на 11 утра. Получился он на удивление дешевым — 65 боливианов — и это при том, что пилить туда 18 часов. Люблю Боливию! Кстати, если покупать тот же самый билет через турагенства, то получится 80 — комиссия 2 бакса, однако.
Назад пошел пешком — всегда же интересно самостоятельно выбираться из задницы. Дорогу не помнил, а потому шел наугад, полагаясь на интуицию. Глазел по сторонам. Ничего, так — приличный райончик. Смахивает на спальный — частные дома, небольшой супермаркет (первый супермаркет, который увидел в Боливии); никакого балагана вокруг — разве что рынок в окрестностях вокзала и все. Несмотря на всю цивильность места встретил тут толпу разъяренных афроболивийцев, вооруженных палками с гвоздями. Они шли и возмущенно что-то вопили по сторонам. Ох, кому-то не повезло. Слава богу не мне — я в их глазах остался незамеченным.
По пути видел как у некоторых высотных зданий тусовались тетечки и дядечки с антикварными печатными машинками. Нет, они их не продовали, они их использовали по назначению: т.е. если тебе нужен какой-либо документ в печатном виде (заявление там, или еще что-нить), то подходишь к этим писарям позапрошлого века и диктуешь свои слова, или даешь рукописный вариант, который почти моментально превращается в печатный. Странно все это, особенно при наличии вокруг множества инет-кафе с нормальными компьютерами и принтерами. Наверное, это какие-нить экстраизощренные консерваторы.
Чтобы вернуться к месту обитания, потребовалось часа полтора, если не больше. Шел, глазел по сторонам, заглядывал во все щели: делать-то больше нефиг — вот и изучал закаулки Ла Паса.
К вечеру гири в животе благополучно растворились. Остатки дня провел в понравившемся Hard Rock Cafe. Но на этот раз без излишних растрат и потанцулек до утра — только пицца и кола. Но их я постарался растянуть по-максимуму — тамошняя обстановка никак меня не отпускала. Надо будет обязательно перед отъездом посидеть здесь еще разок.
На обратном пути прикупил 2 пары чистых носков, т.к. все стырые тихонечко пованивали в герметичных пакетиках, а тащиться днем в прачечную ради них мне не хотелось.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to Top