Боливия, Дневник, Южная Америка

Самая-самая Боливия – часть III

Переезд в Rurrenabaque

[21.08.2007]

Утром незнамо в какой раз собрал рюкзак — это уже стало для меня привычной процедурой — как зубы почистить. Повосхищался собственным мастерством упаковки — количество вещей постепенно растет, а место в рюкзаке с каждым разом они занимают все меньше и меньше. Хотя, может быть, просто какая-нить ночная фея тырит у меня вещички по-тихоньку.

Потом попытался вспомнить сегодняшний день недели: тоже проблема — не мог даже примерно сказать, разве что угадать. Пришлось посмотреть на часы — вторник, однако. Блин, как все-таки здорово жить, когда смена названий дней не является важным событием на неделе.
В 10 был готов. Вышел на улицу, купил на всякий пожарный еще парочку потничков. Ха. Теперь у меня их 9. Запрыгнул в коллективо и вскоре уже был на терминале. Немного пошатался вокруг, купил хавчик в дорогу: мандарины, жареную курицу и колу местного разлива.
Ближе к 11 подъехал автобус. Вот гадство, автик двухэтажный с панорамными окнами спереди, а у меня места во втором ряду. Медленно началась погрузка багажа. Чего тут только не было: и игромные коробки из под холодильников, и здоровенные баулы с тряпьем, куда в случае необходимости можно спрятать парочку трупов, и даже мотоцикл уместился — похоже, что сельский народ из Rurrenabaque приезжал в столицу закупаться всякой хренью и теперь все это тащил назад. Ввиду огромного количества груза задержка выезда получилась аж на час. Отчалили только в полдень. Ну в этом есть свой плюс — через 18 часов это будет 6 утра — всяко лучше, чем 5.

На удивление, иноземцев в автобусе было мало: всего 3 человека — похоже абсолютное большинство предпочитает воздушный транспорт.
К моему счастью два сиденья в первом ряду передо мной никто не занял, и я легко переместился на эти VIP-места: теперь и ноги можно повытягивать, и по сторонам нормально поглазеть. Чуть позже на одно из этих мест уселась пухлая тетушка, но она нисколько мне не мешала — ее габариты позволяли ей уместиться в пределах одного кресла, хотя и с трудом.
Путь в Rurrenabaque лежит через Coroico. Это как раз то самое Coroico, куда полторы недели назад мы с группой камикадзе гоняли на велосипеде по Дороге Смерти. Только автобус идет по новому асфальтрованному участку (хе, по старому мы бы точно далеко не уехали). Тем не менее первые 30 км от La Cumbre (напомню — оттуда мы начали спуск на велике) ехать по той же самой дороге.
Теперь я мог спокойно насладиться красотой пейзажа, т.к. в прошлый раз дух соперничества не давал глазеть по сторнам.
А вокруг оказалось очень даже мило. Со всех сторон возвышались высоченные гудронно-снежные горы (сколько раз их уже видел, а все равно не перестаю восхищаться). Гудронно, потому что сдланы они из какого-то черного материала, который хорошо блестит на солнце — прямо как гудрон на стройке. В некоторых местах со склон гор стекали узенькие ручейки воды, сверкающие в солнечных лучах. Справа далеко вниз уходило глубокое ущелье, на дне которого течет речка; а рядом с ней — несколько нитей пешеходых троп и автомобильная грунтовка. Иногда над этим ущельем можно было видеть летящего хищника: нет-нет, я не имею в виду сорвавшегося вниз медведя. Красиво. Блин, не могу много описывать местность (словарного запаса не хватает, гадство). Короче, вылядит это все потрясающе и впечатляет своей грандиозностью. Вот.
Ехали не быстро — водитель постоянно давил на тормоз, не давая автобусу разогнаться. Проехали наркоконтроль, где доблестные полисмены выпотрошили один из огромных тюков. Труп не нашли — наверное, его спрятали в другом бауле. Проехали поворот на Дорогу Смерти и несколько туннелей. Через 3 часа были рядом с Coroico, где в автобус залезло еще несколько туристов (человек 5-6).
Поехали дальше. Минут через 15 асфальт кончился и началась копия дороги смерти, только немного облегченный вариант: такая же стена справа, обрыв слева и никаких заграждений. В основном ее ширина позволяла уместиться на ней полутора автобусам, но случались и участки, когда и один то еле пролезал. Вот тут очко начинало поигрывать не на шутку. Еще бы, когда сидишь на трехметровой высоте, можешь видеть происходящее сбоку и спереди, и перед тобой появляется узенький участочек, уходящий за поворот, то волей не волей возникают мысли: «А автобус вообще физически способен здесь поместиться?». Потому как, если здесь не поместиться, то придется размещаться сотней метров ниже. Фуф. Помещался где надо.
Иногда из-за поворота неожиданно выныривали встречные камазы, появление которых вовсе не ожидалось. В этих случаях приходилось резко отворачивать и усиленно тормозить. В результате передняя часть автобуса повисала над обрывом, способствуя повышенному потовыделению; ладно хоть колеса оставались в контакте с землей. После таких попыток сигануть вниз, приходилось пятиться назад, возвращаясь на нужную траекторию.
С началом говеной дороги сменился и режим движения — стал японским, т.е. левосторонним — так одному одному из участников трафика удобней заглядывать за слепые правые повороты. Не уверен, что в боливийских ПДД прописана такая особенность, но водилы ее четко придерживаются.

Ехали в таком режиме часа 2, затем грунтовка немного растолстела, уменьшив риски полета вниз.
Один раз на пути случился затор. Метрах в 10 сверху рабочие-экскаваторщики немного накосячили, и груды земли и камней обрушились прямо на дорогу. Ладно хоть они при себе имели бульдозер — полезная штука в таких случаях. Он быстро решил возникшую проблему. В итоге потеряли минут 15 — не больше.
Перед самым закатом въехали какой-то городок, где остановились на ужин. Вышел наружу. Класс. Затекшая задница наконец-то смогла вернуть себе естественую форму, желудок — получить материал для переработки, но самое главное — каждая клеточка тела теперь ощущала долгожданное тепло (мы уже как 3 часа находились в нормальных тропиках).
Покинули город, когда стало совсем темно. Еще пару часов просто сидел и тупо глазел на дорогу, т.к. это единственное, что видно при свете фар. Затем уснул.

День в Rurre

[22.08.2007]

В Rurrenabaque (а по простому — Rurre) прибыл, когда уже рассвет был на самом подходе. Пока выковыривал свой рюкзак из багажника и ориентировался в пространстве, стало совсем светло. Самое, что меня радовало — это отсутствие какого-либо минуса в столь ранний час: наконец-то смогу отогреться после перманентного дубака.
Первым делом нужно было решить вопрос с собственным проживанием. Прямо на вокзале один из хэлперов предлагал вариант, но его гостиница находилась далеко от центра, что меня не очень устраивало. Хотя, конечно же, в масштабах города «далеко от центра» — это вовсе недалеко — 5-10 минут хотьбы.
Поперся в центр. Там оказалось очень много неплохих отелей с большими внутренними двориками, засаженными пальмами с натянутыми между ними гамаками — очень уютно и комфортно. Цена за комнату с приватной ванной в таких резиденциях колебалась в диапазоне от 60-80 боливинов. Многовато, однако. Помечтав, как было бы здорово поваляться в гамаке в жаркий день под тенистыми пальмами, закатал губу и пошел искать вариант побюджетнее.
Нашел ночлежку на самом берегу протекающей здесь реки Beni. Комната простая — кровать, стул да вентилятор.

Стоит 25 денег — как раз по мне. К тому же, если выйти на веранду, то сверху открывается неплохой вид на реку.
Попытался немного поизображать спящего, т.к. прошлой ночью делать это особо не получалось ввиду непрерывной тряски. Так и не смог уснуть. Дождавшись пока город окончательно проснется, пошел хавать в соседний ресторан.
После завтрака отправился изучать ситуацию по пампасовому рынку — меня интересовал трехдневный вояж в эти тропические болота. Турагенств, предлагающих поездки туда, было много, а потому решил ориентироваться по надписи «Tour Operator» на дверях. Типа, раз уж оператор, то всяких агентских накруток быть не должно (логика человека, не смыслящего в бизнесе). В первой шаражке женщина красиво изложила мне всю программу на 3 дня (с показом фоток и комментариями): было в ней что-то, что я уже видел ранее, будучи в эквадорских джунглях — например, наблюдения за красными глазами кайманов; а были и совершенно новые пункты — поиск анаконд или охота на пиранью (с действиями в одноименном фильме не имеет ничего общего :-)). Вообщем, вариант достаточно интересный и насыщеный. Только вот цена оказалась какой-то нереальной: за 3 дня она хотела получить 75 зеленых. Странно как-то: в La Paz такие туры стоят 60 баксов, а тут, на месте, где по всем законам должно быть дешевле — 75. Не. Меня так не проведешь. Даже торговаться не стал. Развернулся и зарулил в соседнюю конторку. Тут за точно такой же тур (копия один в один) просили уже более адекватную сумму — как раз ожидаемые 60 долларов. Но и здесь сразу соглашаться не стал — авось где и подешевле найдется. Нашлось. В третей конторе цена была уже 55, плюс ко всему прочему тут давали еще и халявную футболку с логотипом турконторы. Ну а че. Пусть будет — не у каждого в России в шкафу найдется футболка с картинками из Боливии. Выяснив, что самый ожидаемый пункт, ловля пираньи, в программе присутствует, расстался со своими кровными. Отлично! Совсем через несколько дней я смогу с гордостью утверждать: «Я был в пампасах!» — и это не будет шуткой или метафорой про какие-нить отдаленные районы Ебурга.
Итак, дело первостепенной важности было сделано, теперь можно и городок посмотреть. Город мелкий. Находится он на берегу реки Beni, через которую организована переправа на моторизированных каноэ к другому населенному пункту (а может это тоже часть города). Такси, в привычном пониании этого слова, здесь нет: извозчиками работают все те, у кого имеется мотоцикл. Можно без проблем остановить любого байкера, и он с радостью отвезет вас на другой конец города за пару боливианов. Дороги в городе трех видов: грунтовка, асфальт и мостовые. Есть очень приятная площадь-сквер в центре. Что меня очень порадовало, дык это огромное количество пальм и раскидистых деревьев — после нескольких недель на высотах, где растет только мох, мелкие куситики да колючки всякие, их вид просто вызывает умиление. Интетнет дорогой — 8 боливианов в час.

Обойдя почти весь город, уселся на лавочке в центральном парке. Сидел, сокращал разрыв в написании дневника и наблюдал как на соседних скамеечках, сменяя друг друга, тусуются то солидные дамочки с зонтиками для солнца, то израильские туристы, то толпы школьников, сбежавшие с уроков.
Когда творческий запас иссяк, решил вернуться в ночлежку. Тем более, что становилось совсем жарко — идеально для приема холодного душа.
Подходя к своему отелю, увидел забавного старичка, фоткающего магазинчик со всякой хренью типа друшлаков и пластмассовых леек. Первая мысль, возникшая в распаренной голове — а уж не профессор ли русского языка из Чикаго это. Так оно и оказалось — это был Билл Келлер, с которым мы почти 3 недели назад познакомились в Копакабане. Только теперь он был без бороды, а от того я его сразу и не признал.
Обрадовавшись встрече, пошли вместе обедать. Билл поведал мне, что после моего отъезда он еще 4 дня подряд гонял на разные части Isla Del Sol, а затем прямиком отпрвился в Rurre, где к текущему моменту уже совершил вояж в пампасы и джунгли; и сегодня у него последний день в городе. Я в ответ вкратце рассказал ему о своих приключениях. Еще поинтересовался, как там в пампасах, на что получил очень общий, но положительный ответ — «там хорошо».
Обсудив последние события, договорились встретиться еще вечером, чтобы поужинать. Но перед тем как разойтись, профессор попросил показать ему, как же выглядит гостиничный номер за 3 бакса: для него это было диковинкой — он и в Rurre умудрился найти отель за 25 зеленых. Показал. Билл остался вполне доволен, вспомнив, как когда-то ему тоже приходилось ночевать в таких приютах. Еще порадовался виду с веранды. На этом и разошлись. Я пообещал, что обязательно зайду за ним вечером перед ужином.

Оставшуюся часть дня валялся на кровати, изнемогая от жары. Ах. Как я люблю такую погоду. Мне кажется в прошлой жизни я был каким-нить папуасом-отшельником, проживающим в центре африканской Сахары — иначе и быть не может.
Вечером, как и обещал, зашел за ним ровно в 7. Он в это время как раз сворачивался с лужайки перед отелем, т.к. стало уже практически темно. Хавать он предложил, не отходя от кассы — прямо в ресторане при гостинице. Мне, собсно, было пофигу, где набивать желудок (к небюджетной столовке морально я уже был готов), поэтому согласился. Но перед трапезой мы во что бы то ни стало должны были выпить по рюмочке Singhani (напомню — это боливийсий аналог перуанского Pisco) — у него как раз остался чуток с момента нашей прошлой встречи. Маленькими глотками оприходовали огненную воду и кликнули официанта. Из всего меню я выбрал какие-то макароны в модном приготовлении, профессор же решил удариться по рыбе с салатами — заказал жареную рыбу-кошку (catfish) и кучи разных овощных смесей.
Во время ужина опять вели какие-то высокоэтические беседы (после сингани я и не такое могу :-)). О чем конкретно трещали — не помню, но время прошло незаметно. Разошлись где-то около 11 вечера. Биллу завтра нужно было рано вставать, т.к. с самого с ранья у него был самолет в La Paz. Мне тоже в 8:30 нужно было подчалить к агенству. Напоследок договорились, что следующий наш ужин должен состоятся в Блумингтоне, маленьком городке под Чикаго, где и находится его университет. Он пообещал мне устроить экскурсию туда. Ну что ж, нужно будет как-то умудриться еще разок попасть в Штаты.

Пампасы

[23.08.2007]

С утреца к назначенному времени подогнал к агенству. Все ненужные вещи уже были утрамбованы в большой рюкзак (его оставляю в турконторе), а все ненужные, но ценные валялись в мелком (беру с собой). Из нужных же были только солнезащитный крем, репеллент, да фотик — они вполне умещались в карманах джинс.
Как и ожидалось, чувак из агенства перестраховался и анонсировал время, на пол часа раньше необходимого срока. Но меня это нисколечки не расстроило, т.к. я еще нишиша не завтракал, а потому в ближайшие 30 минут мог спокойно сложить стартовый энергетический запас в желудок. Этим, собственно, и занимался, наблюдая как местные хиппи раскладывают рядом на тротуаре свои поделки — браслетики, ожерелья и прочую фигню, которая мне нравится.
Ровно в 9:00 подкатил джип, где уже сидели пятеро любителей пампасов. Мне предстояло стать шестым фанатом болот. Как только запрыгнул внутрь, отправились забирать последнего участника релаксационной экспедиции. Через 3 минуты все были в сборе. Итак, в команду пампасоведов входили: две девочки (Estibaliz и Joana) — представители страны-завоевателя южноамериканского континета; молодая чешско-испанская пара (Andrea и Jordi); девочка из Израиля (Noa) — мастер по настройке оптических прицелов (это ее военная специальность в армии); вечноулыбающийся профессиональный фотограф (Gonzalo) из Испании, таскающий с собой целый рюкзак разных объективов, фильтров, увлажнителей и прочих профессиональных прибамбасин (мы, кстати, вместе с ним ехали на автобусе из La Paz); и я — русский чувак, приехавший погреться.

Несмотря на то, что основная масса народу была испаношпрехающая, общаться все старались на инглише; ну или на испанском, с последущим переводом на близкий мозгу язык.
Впереди нас ждал трехчасовой переезд до деревеньки Santa Rosa, где мы должны были пообедать. Дальше еще немного — до речки Yacuma, откуда и начинается тур.
Выехали. Тряслись по безбожно-корявой дороге, покрытой толстым слоем пыли. Половины стекол в машине не было, а потому, как только рядом проезжал какой-нить самосвал все начинали отхыркиваться, отплевываться и стряхать с себя дорожное покрытие. Несколько раз останавливались по разным причинам: то лопнуло колесо — меняли, то нужно было заплатить за вход в национальный парк (60 боливианов) — платили. Кстати, у меня сложилось впечатление, что национальные парки в Боливии придумываются очень просто: все, что становися популярным среди туристов, под шумок обзывается национальным парком, за вход в который, естественно, взимается плата.

Один раз встали, чтобы понаблюдать за огромным ленивцем, сидящим на дереве. Да, не зря этого парня так обозвали, хотя правильней было бы именовать его тормзом. Завидев нас, он решил по-быстрому смыться. Может быть в его понимании он и двигался как молния, но для нас он больше походил на неудачника, который проигрывает черепахе в спринте — уж шибко медленно передвигал своими конечностями.
В 12:00 въехали в деревушку Santa Rosa, где похавали в милом открытом ресторане. После этого двинулись к пристани (это еще 15 минут). Но до нужного места доехать не получилось, т.к. путь нам преградила барышня с бревном. Дело в том, что дальше вдоль дороги случилась какая-то местная фиеста, которая явно не была посвящена дорожной пыли, а потому, видеть этот аттрибут на себе, никто из празднующих не хотел. Пришлось оставшиеся 150 метров все пожитки тащить на себе. Мне досталось 40 литров бензина. Тащил, матерился, вспоминал любимый спортзал и подумывал, а не сжечь ли мне этих фиестеров (шутка).
Наконец мы были у порта. Этим словом местные жители обзывают небольшой участок суши, куда причаливают каноэ; с торчащей из земли палкой, к которой эти каноэ привязывают. Никаких других конструкций тут не было.

Уселись ждать, пока прибудет наше плавающее средство. Пока сидели, наблюдали за аллигатором, мирно тусующимся в воде у противоположного берега. Спокойствие хищника нарушали только детишки, швыряющие в его сторону камни. Кстати, никто так в него и не попал — мазилы. А вообще, как-то непривычно видеть людей, спокойно разгуливающих по берегу неподалеку от такого зверя.
Если говорить о реке, то это медленный поток абсолютно непрозрачной коричневой воды. Ширина потока — метров 25, в некоторых местах — шире, в некоторых — уже. С обеих сторон от потока нависают густые кроны зеленых деревьев и кустов. Первое ощущение — вот он, путь в дебри Амазонии.
Проторчали в порту минут 40. Наконец прибыла деревянная десятиметровая каноэ с мотором. На ней нам предстоял трехчасовой заплыв в сторону лагеря. Здесь мы и познакомились с нашим гидом. Имя его оказалось неподвластным моей памяти: сколько раз его не слышал, никак не мог запомнить.
Погрузив все манатки в лодку и усевшись сами, поплыли вверх по течению, с каждой минутой увеличивая багаж знаний об обитателях дикой природы.

По берегам валялись хищники всевозможных размеров: от небольших аллигаторов, метра полтора, способных неплохо тяпнуть за конечность, до 6-метровых кайманов, жаждущих заглотить вас целиком. И кто занес этих зверюг в Красную Книгу? Видать чувак этот просто не знал про Боливию. Тут их так дофига, что можно целый город одеть в крокодиловые шузы. Опять шутка. Многие аллигаторы лежали неподвижно на суше, и что характерно, почти все позировали с открытыми пастями, демонстрируя набор своих нечищеных зубов. Некоторые особи, те, что покрупнее, при виде лодки ломились в ее сторону, сразу же погружаясь под воду. Каковы были их планы — неясно: может быть надеялись, что какой-нить бедолага свалиться за борт, и они будут первыми, кто полакомится редким деликатесом.

Иногда залежи крокодилов сменялись толпами более мирных животных — капибар, речных свиней с тупыми мордами, покрытыми густой длинной шерстью. Размером они были с крупного хряка, и с первого взгляда даже не поймешь, стоит их опасаться или нет. Но при нашем приближении свинюшки судорожно начинали бегать по берегу в поисках укрытия. Что интересно, трусами оказывались крупные особи. Мелкие, наоборот, проявляли любопытство и сами лезли поближе.

Еще одними прибрежными обитателями были черепахи. Тусили они в основном на поваленных деревьях. Причем всегда усаживались одним и тем же способом: каждая последующая наполовину забиралась на впередисидящую. Эдакая неразрывная панцырная батарея получалась. Поскольку скоростными характеристиками и быстрой реакцией они не отличались, то единственный путь спасения для них при виде лодки — рухнуть в воду. Вот и падали целыми гроздьями при нашем появлении. Может быть трусливой была только первая и только она хотела смыться, но в результате этого все остальные тоже следовали ее примеру — срабатывал принцип домино.

Деревья, нависающие над водой, тоже имели своих жителей — маленьких желтых обезьянок. Их мы сразу не заметили: шум и крики слышали, но не видели. Лишь только когда подплыли близко к берегу, узрели стаи мелких шныряющих малявок. Приближаться близко к нам они побаивались, но это пока в руках у нас не появились бананы. Ради такого лакомства обезьяний страх куда-то исчез и наше каноэ пополнилось десятком незваных пассажиров, выхватывающих фрукты из рук. Один особо наглый обезьян вообще пытался стащить целый мешок, за что получил по морде от гида. Это конечно громко сказано: мешок он бы не смог утащить, а чтобы вломить такой шняжке, достаточно и легкого щелбана.

Стоит также отметить еще одних участников надводной жизни — птиц. Десятка 3 разновидностей видели, не меньше. Причем не какую-нить мелочь, типа воробъев и синиц, а вполне крупных шняг, размером с тех же фламинго или пеликанов. Самым огромным представителем пернатых оказался Гигантский Аист: находясь в стоячем положении, он был ростом с человека; а когда взлетал, то больше походил на какого-нить Птерадактеля из Палеозойской (ну или какой-то там) эры. Частенько встречались попугаи Макао, характерные своими цветастыми клювами, длиной с тело птицы — эдакие уголки, сидящие на ветках. Были, конечно, и мелкие пернатые (размером с крупного голубя), но и они без внимания не оставались — привлекала яркая раскраска: красная голова, желтый хвост, зеленый хохолок и все в таком духе.
Если говорить о подводниках, то это конечно же пираньи, другие рыбешки и розовые дельфины. Если о наличии рыбы мы могли знать только со слов гида, то последних видели собственноглазно: периодически они демонстративно показывали нам свои спины и хвосты. Кстати, дельфины оказались далеко не розовыми: скорее это были обычные серые дельфины с отдаленно-отдаленно розоватым оттенком хвостовой части.

Самое классное во всем этом, что это не какой-нить заповедник с прикормленными дрессированными животными и окультуренными растениями, а самая что-ни на есть естественная флора и фауна со своими прелестями и опасностями одного из далеких притоков Амазонки.
Плыли неспеша, глазея по сторонам. Иногда драйвер притормаживал, чтобы дать возможность разглядеть какую-нить зверюгу, валяющуюся на берегу. В один из таких разов мы медленно пробирались сквозь заросли речной зелени, как, вдруг, в полуметре от каноэ дернулся здоровенный кайман. Вот тут вся лодка и обосралась, и вдобавок чуть не перевернулась — все ломанулись к протвоположному краю, нарушив равновесие. Спокойным оставался только водила-гид: он продолжал стоять у руля и ржал над горе-исследователями.

К пяти часам вечера добрались до лоджа. Это такая микродеревушка, специально построенная для приема 1-2 групп туристов. Здесь имелись: домик-кухня — нужное строение, есть где пожрать; несколько хижин-спален с 2-10 кроватями, снабженными противомоскитными сетками — тоже хорошая вещь; парочка толчков и душей — идеально после жаркого дня. Вода для помывки храниться в больших чанах, расположенных на крыше. Доставляется она туда с помощью электронасосов, которые в свою очередь работают от дизельного генератора, трещащего где-то на задворках. Освещение тоже электрическое — спасибо все тому же генератору. Из увесилительныхи заведений имелись навес с несколькими гамаками и помосток у реки — можно рыбу половить. Никаких антиаллигаторных ограждений не было. Из достопримечательностей — гнездо Гигантского Аиста высоко над головой, который, слава богу, по большому ходит где-то в другом месте.
Оглядев место, покидали манатки в спальне и пошли полдничать: попкорн, печенье и чай — хорошая начинка для пустеющих животов.

После легкого перекуса погнали в бар-мирадор смотреть закат. Как вы представляете себе бар в пампасах? Все просто. Это домик на берегу, куда под вечер съезжаются лодки со всех окрестных лоджей. Построен он на высоких сваях, а потому с его веранды можно заглянуть поверх густой прибрежной растительности, увидеть сами пампасы и алый диск солнца, медленно уходящий за горизонт.
Проводили наше светило. С его уходом появились многочисленные москиты. Вот тут уже пригодится репеллент. Я, кстати, им не пользовался, т.к. похоже моя кровь не относится к особопочитаемым блюдам среди комаров — кусали всех остальных, а меня игнорировали. Хорошо.

Немного потрещали на открытом воздухе. Потом спустились вниз — поразглядывали коллекцию черепов животных (аллигаторы, кайманы, обезьяны, пумы, ягуары и прочие). Желающие могли купить здесь газяву, пиво или печенюшки всякие — как-никак это же бар. Черепа не продовались.
Посидев еще немного, отправились назад в свой лодж — ужинать. Забегая вперед, скажу, что кормили нас на убой. Каждый раз с кухни я буквально выкатывался со своим набитым животом, подумывая, а не на корм ли крокодилам нас готовят…
Сегодня нам были уготовлены неограниченный объем макарон с кусочками жареной курицы и море салата. Пока все это уплетали, гид изложил нам дальнейшие планы: этим вечером едем смотреть светящиеся глаза кайманов, завтра — поход в болота за змеями и купание с дельфинами. Все ясно и понятно. Дальнейшее трапезничанье проходило в обсуждениях совершенных и предстоящих подвигах каждого путешественника.

После ужина, когда из естественного освещения осталась только неполная луна, опять погрузились на лодку и погнали смотреть красные крокодильи глаза. Несколько минут плыли вверх по реке, а потом заглушили мотор, и волей течения возвращались назад. Двигались медленно, слушая симфонию из десятков необычных звуков: шипение, стрекотание, пиликанье, треньканье, кваканье и многое другое — все это говорило, что река ночью такая же живая, как и днем. Параллельно с этим стреляли фонариками в разные стороны и периодически нарушали природный звуковой баланс возгласами: «Еще один». Неподвижных красных огоньков было много — Улица Красных Фонарей, pampas edition. Все они оставались без движения даже когда несколько ярких лучей светили в их сторону. Иногда проплывали настолько близко, что можно было протянуть руку и прикоснуться к светящимся круглешкам. Никто, конечно же, этого не делал — мало кому хочется становится вечерним крокодильим десертом.
Один раз спокойствие нарушил девчачий вопль ужаса. К нам в лодку запрыгнула бешеная сардина, задев при этом одну из испанок. Рыбка вроде небольшая, но в темноте любое незапланированное прикосновение вызывает ощущения, что ты уже наполовину в пасти крокодила.
Дальнейшее возвращение проходило без постороннего шума, разве что гид иногда булькал веслом, направляя каноэ в нужную сторону.
Спать все легли около десяти вечера. Первый день в диких пампасах был окончен.

[24.08.2007]

Подъем произошел как и положено — около 8 утра. Эх! Как все-таки здорово просыпаться без кучи одеял и не чувствовать дубак. Всю ночь проспал в одной футболке и даже намека на холод не было. Класс.

Насладившись температурной прелестью настоящих тропиков (не тех, лживых, где находится La Paz :-)), пошел на кухню. Одновременно со мной туда подтянулись и остальные. Начался новый день.
Завтрак получился в добрых традициях международного общепита — булочки с маслом и джемом — Европа, жареные яйца — Америка и блины с повидлом — Россия. И все это опять же в количестве, превышающем суммарный объем наших желудков. Ляпота. Вот с кого нужно брать пример турагенствам в Uyuni.
Пока ели, гид повторно изъяснил нам планы на день. Первым по списку были тропические болота, где мы во что бы то ни стало должны увидеть Анаконду, Кобру или еще какую-нить змеюку; или ничего не увидеть — дело случая.
Сразу как только снабдили себя необходимой пищевой нормой, натянули резиновые сапоги, запаслись водой и пошли грузиться в каноэ, чтобы перебраться на другой берег.
У лодки дежурили два аллигатора. Молодцы. Охраняли. Хотя, это я может такой наивный: наверное просто им жрать хотелось, вот и караулили, пока сонная добыча сама к столу подойдет.
Тем не менее, их мы проигнорировали и не обращая никакого внимания, уселись в каноэ. Обиженные крокодилы тут же занырнули под воду и куда-то смотались.
10 секунд, и мы на том берегу.

Привязав лодку, пошли пробираться сквозь густые заросли, за которыми начиналась тропическая саванна — часть пампасов. В сезон дождей вся она превращается в одно большое озеро, пару метров глубиной. Сейчас же это было огромное поле, заросшее густой высокой травой без какого-либо намека на водоем.
Без особого интереса потопали к противоположной стороне поля, где виднелись несколько деревьев. Ловить тут было нечего: змеи на сухой земле не водятся, и чего-либо другого интересного, по словам гида, тут тоже нет.
Стройной колонной по двое дошагали до деревьев. В этом месте как раз начинались болота — излюбленное место обитания кожаных труб (это я так змей обозвал). Гид прочитал нам коротенькую лекцию, как не стать жертвой змеиного укуса. Смысл ее сводился к тому, что если увидите гадину, руками не трогайте, а зовите его.

Дальнейшее исследование местности проводили врассыпную — так больше шансов обнаружить кого-нить. Договорились, что если кто-либо увидит змею, будет всячески сигналить остальным, но без лишнего шума — змеи не любят криков. Разошлись. Болота оказались не такими уж и противными. Наоборот. Было даже как-то забавно шагать по колено в воде между зарослями деревьев и глазеть по сторонам. Складывалось ощущение, что ты участик экспедиции, собирающий материал для очередного выпуска «В мире животных» об обитателях пересыхающих болот Южной Америки.
Было очень жарко. Солнце стояло над головой, и, на пару с испарениями от влажной земли, создавало приличный эффект русской бани. Потребление воды, запасенной в рюкзаках, резко возросло. Одновременно подскочило и потовыделение. Казалось, что через поры выходит в несколько раз больше жидкости, чем вливается в горло.
Проходили где-то час — результатов никаких — только полные сапоги жижи у половины группы. Гид предупреждал нас, что это естественная среда, и мы необязательно что-нить найдем. К тому же в последние годы очень много змей погибло из-за токсичного репеллента, используемого туристами, желающими подержать в руках пойманную гадину. Шансов совсем мало.

Но удача сегодня была на нашей стороне. О ее наличи свидетельствовал басистый вопль Gonzalo, извещающий остальных о необходимости собраться в кучу около него. Он заметил длинный змеиный хвост, торчащий из травяных зарослей. Звать дважды никого не пришлось: все моментально прибежали на крик.
Гид тут же определил, что добычей исследователей стала здоровенная кобра, почти 2.5 метра длиной.
Ну что ж очень даже неплохо, если учесть, что единственного представителя этой разнвидности змей я видел только в Индии, и тот был не больше метра.
Само собой хвост, торчащий из кустов, никого не удовлетворил — всем хотелось видеть его обладателя, извлечением которого и занялся гид. Он ухватился за кончик, пытаясь вытянуть на видимое пространство всю змею. Получилось у него это с трудом, т.к. остальная часть сильно запуталась в зарослях и оказывала посильное сопротивление ее извлечению. Но в конце концов перед нами предстала кобра, во всю свою длину. Долго на нее смотреть не было возможности, т.к. она постоянно пыталась извернуться и тяпнуть гида за руку. Чтобы избежать опасного укуса, ему приходилось раскручивать гадину как лассо над головой — в этом случае она просто не смогла бы изогнуться как надо.

После нескольких попыток гид смог схватить змею у изголовья, тем самым лишив ее всякой возможности кидаться на членов группы. Естественно, все тут же кинулись фоткаться с опасной тварью. Перед тем, как передать артефакт в руки очередной фотозвезды, ловец змей просил смыть с ладоней репеллент, если имелся.
Подержали в руках, пофоткались и отпустили. После такой удачной находки появилось желание найти еще один экземпляр. Все рьяно продолжили шастать по болотам в надежде отыскать анаконду — эта змея может достигать 15 метров в длину. Но больше так ничего и не нашли — разве что старые змеиные шкуры, валяющиеся в воде.
Побродив еще пол часа, отправились назад к каноэ. Время приближалось к полудню — можно и пообедать. Пока шли, делились впечатлениями об увиденном. Оказывается, никто до этого таких больших змей не видел: разве что в цирке, да в зоопарке, но это не то.
Что было на обед — не помню, но этого чего-то было опять дофига.

Как только большая часть от «дофига» перекочевала в желудки, все развалились в гамаках и задремали. Ах. Ляпота.
Час сиесты (а по нашему — сон-час) для меня прошел быстро, т.к. вырубился я моментально. Первым же и проснулся. Чтобы как-то развлечь себя и не мешать спать другим пошел на помосток у реки — жариться под солнцем.
Сидел на помостке. Справа, в зелени поваленного дерева разлегся кайман. Рядом с ним на стволе тусили две здоровые черепахи. Слева, метрах в 15, грелся на солнышке аллигатор. На противоположном берегу копошились безобидные капибары, среди которых выхаживала а ля цапля, а на верху в ветвях скучал Макао. За спиной тусовалась стая желтых обезьян, а прямо над головой в своем гнезде отсиживался Гигантский Аист. Вода тоже была небезжизненной — то там то тут периодически появлялись серые спины розовых дельфинов. Вот она — Wild Life.
Пока писал эти заметки, кайман абсолютно безшумно выплыл из зарослей и медленно напрваился в мою сторону. Как только я его заметил, он тут же занырнул под воду. Куда дальше он продолжил свое движение — непонятно. Но на всякий случай с мостика я ушел — вдруг 30 см над водой окажется для него плевой преградой, тогда плакали мои ножки или я сам.
Минут через 15 все проснулись. Тут же прозвучал призыв переодеваться в купальники и грузиться в каноэ — едем плавать вместе с дельфинами. Забираясь в лодку, я думал, где же мы найдем такое местечко, где есть дельфины и нет пираний с крокодилами…
Оказалось, что такого местечка и нету. Отплыли всего лишь на 300-400 метров от лоджа, излюбленое место тусовки дельфинов, и совершили ритуал очищения территории: нет, динамит конечно же не взрывали, просто покружили немного на лодке и все. После этого можно и купаться. Хм. Не знаю чего мы там очистили, но аллигаторы, торчащие из воды у берега, так и остались там торчать. Какого-то страха и ужаса в их глазах тоже не наблюдалось. Наоборот, как только мы погрузились в воду, один из них медленно сдвинулся с места и поплыл в нашу сторону. Может быть как раз для этого нас и откармливали? Но нет. Гид, заметив недобрые намерения двухметровой зверюги, погнал отвлекать ее от бултыхающейся человечатины. Получилось. После нескольких взмахов дубиной и ударом по воде рядом аллигатор вернулся на место.
Первые несколько минут купание больше походило на плавание по маленькому кругу около лодки с постоянным наблюдением за крокодильими головами. Чувство собственной безопасности (а по простому — инстинкт самосохранения) требовало, чтобы их количество оставалось постоянным и не уменьшалось, т.к. если бы случилось обратное, то это могло означать, что у кого-то из них созрел план атаки не над водой, а под водой.
Но видя, что никто из них больше не проявляет открытого интереса, понемногу осмелели, и смогли уже полностью насладиться прелестью купания в прохладной воде — плавали, ныряли, кувыркались. Хорошо, блин! Особенно после жарких болот — самое то. Дельфины все куда-то подевались, но это было не главным. Лично я был в полнейшем восторге, что купаюсь не с добрыми источниками ультразвука, а по соседству с кровожадными чудовищами. Для меня это как-то более экзотичней. О пираньях, кстати, вообще все забыли, и никто не вспоминал.
Булькались где-то час. Наплававшись вдоволь загрузились в лодку. В этот момент дельфины снова появились в поле видимости: видать, почувствовали, что незваные гости ушли — можно возвращаться. Решив больше не беспокоить добрых животных отчалили назад в лодж, где нас уже ждал попкорн, печенье и чай — полдник, короче.
После купания жрать хочется по-страшному, поэтому все съестное моментально смели со стола — даже печенюшные крошки подобрали. Затем опять наступил расслабон: кто-то стирал носки, кто-то кормил обезьян бананами, я же разлегся в гамаке и просто балдел от всего происходящего.
Под вечер нас опять повезли смотреть sunset — похоже, хозяин бара приплачивает гидам, чтобы они возили к нему клиентов. Второй раз глазеть на солнце, исчезающее за горизонтом, никому не хотелось, а потому все мирно базарили друг с другом, не обращая никакого внимания на закат.
По возвращению опять был ужин из бездонных кастрюль, после которого развели костер на берегу и уселись рядышком. Гид пытался завести беседу о пампасах, но это у него не получилось — народу больше были интересны дальнейшие, послепампасовые, этапы путешествий. Каждый давал свои советы, куда обязательно стоит сгонять, а что можно и пропустить. Поняв, что инициативу в разговоре захватить у него не получится, гид ушел дрыхнуть. Мы же, потрещав еще пол часика, тоже последовали его примеру. Тем более, что завтра рано вставать, т.к. ровно в 6:00 отчаливает наше каноэ со всеми желающими встретить рассвет в пампасах. Ждать никого не будет: кто не успел, то не успел.

[25.08.2007]

За 5 минут до отплытия в моей голове боролись 2 мысли, как черт и ангел. Первая: ну нафиг этот рассвет, это ведь тот же самый закат только задом наперед — лучше уж я посплю. Вторая: нет, чувак, отоспишься как-нибудь в другой раз — ведь не за этим же ты приехал в пампасы на другой конец света. Постепенно сознание прояснилось и первая мысль улетучилась. Вскочив с кровати, быстро оделся и был готов лицезреть просыпающееся светило. Все остальные тоже уже бодрствовали.
В пределах боливийской пунктуальности отчалили вовремя — в 6:10. Начинало уже светать, но до появления солнца оставалось еще пол часа. Поэтому заглушили мотор и медленно поплыли вниз по течению. Было тихо — ни шорохов, ни криков, ни шипений. Только лишь изредка какая-нить птица нарушала тишину своим пением. Похоже это тот единственный кусочек суток, когда река спит.
По ходу нас обогнала еще одна группа. Но в ней героями раннего пробуждения оказались далеко не все — в лодке сидело всего 2 человека. Халявщики.
Причалив к берегу, пробрались сквозь заросли и вышли в бесконечное поле, заросшее травой, высотой по пояс. Почему бесконечное? Потому что на горизонте не было видно ничего — только трава, трава и трава. Хм. Очень даже неплохо: это примерно то же самое, что рассвет на море, только вода зеленая и незеркальная.
Ждать пришлось недолго. Вскоре из-за горизонта выкатился красный светящийся шар, очень красиво подсвечивающий единственое облако на небе. Особого восхищения он, конечно, не вызвал, но все же это лучше, чем просто валяться в кровати.
Удостоверившись, что солнце назад прятаться не собирается, поплыли обратно. С появлением светила проснулась и река — теперь уже здесь не было так тихо, как за пол часа до этого.
На завтрак опять состоялась обжираловка: яйца, блины, фрукты и булки со всякими замазками. После хавчика велено было собрать рюкзаки, т.к. сейчас сразу отправляемся ловить рыбу, а по возвращению обедаем и покидаем понравившийся всем лодж.
Когда все были в сборе, поплыли рыбачить. Угнали куда-то далеко. Зачем — непонятно, т.к. в ходе предыдущих и дальнейших наблюдений складывалось ощущение, что пираньи есть везде. Ну да ладно — гиду виднее.
Прибыв к месту и причалив к берегу, получили каждый по снасти — мотку лески с крючком. Процесс ловли простой: насаживаешь кусочек мяса, закидываешь на 2-3 метра и ждешь; индикатором клева является твоя рука — все как в первобытные времена: никаких модных спинингов, безинерционных катушек, поплавков и всех остальных прибамбасов.
Клев был. Причем такой, будто ты рыбачишь не в обычной реке, а в специальном бассейне, где плотность голодной рыбы в десятки раз выше, чем в специализированных питомниках. Клевать, по-моему, начинало, когда еще наживка с крючком были в воздухе. Причем клев никак не зависил от того, какая у тебя леска, какой крючок, и как ты насадил мясо. Это нашим избалованным рыбешкам нужно, чтобы и жало из наживки не торчало, и леска была тоненькая, и шума чтобы вокруг никакого не было. Тут же, по-моему, можно привязать якорь к канату и прилепить чуток мяса, орать что есть мочи — все равно будет клевать.
Единственной проблемой оставалось одно — нужно правильно подсечь рыбешку. Дело в том, что они умудрялись откусывать часть наживки, не трогая при этом крючка. Каждому потребовалось больше десятка неудачных попыток, чтобы навостриться подсекать как надо. Все это время гид лишь успевал разделывать шмоток говядины на мелкие кусочки.
Наконец, когда появился опыт, появились и результаты. Первым экземпляром, попавшимся на крючок, была обыкновенная сардина. Хотя я так и не понял, гид в шутку так ее называл, или это действительно она. Были еще рыбы-кошки — усатые шняги, похожие на сомиков, с колючими плавниками; рыбы-собаки — те же самые рыбы-кошки, только с оборваными усами и отломанными колючками; ну и конечно же пираньи — белые и желтые. Все рыбки были небольшими: к примеру, кошки — сантиметров 15 в длину, а пираньи — размером с ладожку (мужскую конечно, не женскую). Всю пойманную живность отпускали обратно — жарить этих малявок как-то не серьезно, да и жалко.
Когда каждый поймал по 2-3 рыбешки, решили переехать на другое место. Хоть ловилось здесь чудесно, но никто так и не смог подсечь самую кровожадную, беспощадную и зубастую — Красную Пиранью (Pirana Roja). В другом месте все было также. И в третьем — тоже безрезультатно.
Так прошло 2 часа. В активе у каждого было по несколько сардин, кошек, белых и желтых пираний. Красную так никто и не выловил. Жалко. Но дальше охотиться времени уже не было — нужно было ехать обедать, забирать манатки и плыть в порт. Эх. Теплые и безумно интересные памасы подходили к концу.
В обед каждый старался утрамбовать внутрь как можно больше, чтобы хватило на дольше. Несмотря на повышенное усердие, хавчик все равно остался на столе — огромный респект нашему повару (Vladimir’у).
После еды сразу ломиться на выход не стали — нужно было в последний раз порелаксировать на природе вдалеке от цивилизации. Все развалились в гамаках, а я и еще одна испанка погнали кормить обезъян. Поскольку она шпрехала на инглише так же, как я на спанише, то параллельно с кормежкой улучшали знания в области малознакомых языков. Ну ниче, я пару новых слов для себя открыл. Обезъяны, кстати, здесь оказались трусливыми — странно, вроде бы живут рядом с лоджем, а подходить близко к людям боятся: схватят кусочек банана и побыстрому сваливают.
Долго снабжать желтых шняг пищей не получилось: во-первых, кончились бананы, а во-вторых, прозвучал пронзительный крик гида, извещающий всех, что пора выдигаться.
Эх. Как мы не оттягивали этот момент, он все же наступил. С кислыми физиономиями уселись в каноэ. Жалко, здесь был почти рай: тепло, вокруг куча животных, всегда светит солнце, река, гамаки и каждый раз готовая хавка. Но каждого из нас ждали дальнейшие дела: Gonzalo еще предстояло 3 месяца шататься по континенту (6 у него уже были позади); Andrea и Jordi направлялись в Cusco смотреть Мачу Пикчу; Estibaliz и Joana должны были лететь в Буэнос Айрес, а оттуда — в Мадрид; Noa собиралась продвигаться в сторону Аргентины; а мне нужно было начинать подумывать о возвращении в Эквадор (бррр, не хочу думать об этом).
Плыли молча, смотрели по сторонам. Каждый думал о своем. Особо нигде не притормаживали. Лишь один раз причалили к берегу, чтобы помочь бедной черепахе: она как-то умудрилась перевернуться на спину и безпомощно барахталась. Придали ей более привычное положение, и она тут же смоталась в воду.
До порта добрались за 1:10, хотя лично я надеялся на 3, которые нам потребовались на прямой путь. Тем не менее, вот он порт — самое время выгружаться из лодки и перебираться в джип.
Уселись в ту же самую машину, на которой ехали сюда. Тут же обменялись электронными адресами, чтобы иметь возможность послать друг другу фотки из трипа.
Дальше 3 часа тряслись по ухабам глотая дорожную пыль. Около 17:00 выгрузились у одного из агенств (Fluvial Tour — организатор тура) в Rurre — тур в пампасы можно считать оконченным. Для меня вместе с пампасами окончилось и исследование Боливии. Ехать в Potosi не хотелось по причине низких температур, а идти в треккинг Mapiri Trail — долго, придется потом сломя голову нестись в Эквадор. Жалко конечно, но в этом есть свой плюс — есть причины заскочить в эту страну еще разок. 🙂 Ну да ладно, не будем о грустном. В конце концов впереди еще 2.5 недели блужданий по Южной Америке.
Тепло распрощавшись, все разбежались селиться по отелям. У большенства участников номера уже были забронированы — проблем никаких. Я же решил пойти в ту же ночлежку, где останавливался до этого. Но там меня ждал облом: оказывается, завтра в Rurrenabaque намечается какой-то суперрыночный день, и все места в этой шараге уже давно заняты приезжими торговцами из окрестных деревень — гостиница как раз находтся на рыночной улице. Возникали мысли пойти в дорогой отель, чтобы с комфортом провести весь завтрашний день (то, что еще один полный день я проведу в тропиках, решил еще утром — обожаю жару). Но ведь комфорт — это дело такое: можно и в простой комнате с одной кроватью чувствовать себя как дома — главное, чтобы не было ничего негативного вокруг. Поэтому, пошел искать вариант побюджетнее. Ходил недолго. В одном из прибрежных хостелей предложили суперский вариант по соотношению цена/качество: простой, но уютный номер давали всего за 20 боливианов. В комнате: кровать, тумбочка, стул да работающие розетки — чего еще нужно для счастья.
Долго засиживаться в гостинице не стал. Сгонял в душ, смыл с себя пампасовый пот, наслаждаясь при этом прохладной водой. После этого пошел ужинать в туристический ресторанчик на центральной улочке. Заказал большую пиццу с пивом. Сидел, пил пиво, жевал пиццу. Тыкался в КПК и наблюдал за шастающими туристами — кто-то из них бездельничал, ожидая завтрашнего тура в джунгли или пампасы; а кто-то — опять же бездельничал, но уже вернувшись из поездки в эти природные зоны.

Последние дни в Боливии

[26.08.2007]

Сразу объявлю, что день этот стал рекордсменом по безделью за весь трип. Степень моей активности была немногим выше чем у трупа. Основные занятия — поддержание горизнтального положения на кровати в отеле и кайфование от жары. Несколько раз эти важные дела прерывались походом в общепиты. Хавать позволял себе в туристических ресторанах: просто все местные едальни располагались в закоулках, а мне же в этот день хотелось созерцать центральные улицы. Вот и переплачивал втридорога. Ну это примерно как у нас — аренда офисов в центре всегда дороже. В каждый из своих походов, встречал кого-нить из пампасоведов. Первый раз — Noa. Она как раз направлялась в сторону аэропорта, чтобы отчалить в La Paz. Второй раз — девченок из Испании. Они так же как и я шатались от безделья. Ждали завтрашний самолет до столицы.
Один раз совершил вылазку на автобусный терминал — обзавелся билетом до Ла Паса на завтра. Он, кстати, оказался еще на 5 боливианов дешевле, чем из столицы до Rurre. Люблю Боливию!
Вечерком сгонял в локальную столовку — купил там картошку и курицу на вынос. После пошел на главный перекресток, и заточил купленный ужин сидя прямо на тротуаре и наблюдая за местными хиппи.
Вот и весь день, собсно.

[27.08.2007]

Всю ночь шел ливень. Это, кстати, первый дождь за все время пребывания в Боливии. Более того, это первый раз, когда небо не было ясным. Я, периодически просыпаясь в моменты, когда он особо рьяно колотил по крышам, думал только об одном — лишь бы потоки воды не размыли дорогу, т.к. торчать здесь еще день (или больше) мне не хотелось — тут хоть и жарко, но абсолютно нефиг делать. Вчерашнего дня полнейшего безделья мне с лихвой хватило — нужна какая-то активность.
У утру дождь не перестал. Ох. Кому-то повезло: шастать по джунглям в такой ливень — дело весьма своеобразное. К тому же привычной тропической жары не наблюдается.
До последнего момента валялся в кровати. За час до отправления запихал все манатки в гермоупаковку: естественно, это касается только мелкого рюкзака; на большой просто натяул антидождевой чехол. Пошел. На падающую сверху воду было пофигу — непромокаемая куртка позволяла остоваться сухим. Заскочил в ресторанчик, чтобы снабдить себя запасом энергии: ну вы же понимаете, что сидение в автобусе — очень трудоемкое занятие.
Придя на вокзал, увидел частичное подтверждение своих ночных опасений. Дождь действительно устроил подлянку. Но касалось это не автомобильной дороги, а взлетно-посадочной полосы (неужели она тоже грунтовая): все самолетные рейсы отменили, и многие иностранцы решили воспользоваться услугами наземного транспорта. Среди них были и девочки-испанки. Ситуация у них вообще напряженная: завтра в 8 утра они должны вылетать в Буэнос Айрес, а оттуда сразу же в Мадрид; автобус прибывает в La Paz в 6 утра — и это в том случае, если он будет двигаться по графику; льющий дождь, конечно же — хорошая причина выбиться из графика. Вот. Но сразу же скажу, они успли. Вместе с ними тусил Gonzalo. Он предпочитает более бюджетные передвижения, поэтому на проблемы с местной авиацией ему было наплевать. Ну что ж, почти вся команда в сборе: не хватает только Noa и Jordi с Andrea — они благополучно свинтили еще вчера. Пока ждали погрузки трещали насколько это было возможным. Gonzalo оказывается путешественник еще тот: этот вояж на континент у него был уже вторым, а до этого он аж 22 месяца шатался по Центральной и Южной Америкам. Но самое главное — деньги на поездки он зарабатывает продажей фоток из этих самых поездок (напомню, он профессиональный фотограф). Супер!
Уселись в автобус. Места у всех разные — не поболтать. С небольшим опозданием выехали. За окном было хмуро, пасмурно и неинтересно. Из всей развлекаловки: фильмы по телику да музыка в КПК. Вот и чередовал их всю дорогу. Из досторимечательностей — увидел древний агрегат по перемотке видеокассет — ручной.
Несколько раз останавливались на «поссать» да на хавчик. В Боливии, кстати, в отличие от всех виденных ранее стран, придорожные едальни не заламывают цены: полноценный обед — 7-8 боливианов.
Когда стемнело — задремал. Но во время каждой остановки вскакивал и выбегал на улицу, чтобы дать своей заднице возможность немного отдохнуть. Ближе к полуночи уснул окончательно.

[28.08.2007]

Проснулся где-то за час до приезда. Индикатором скорого прибытия стал «любимый» холод.
В Ла Пас прибыли по расписанию — немногим раньше шести. Было еще темно. Тут же со всеми распрощались. Девчонки словили такси и умчались в аэропорт. Gonzalo тоже решил воспользоваться услугами извозчиков и погнал на центральный терминал — в столице он задерживаться не собирался. Мне же здесь предстояло провести целые сутки, поэтому потопал пешочком в сторону знакомой ночлежки: в прошлый раз дошел, и в этот дойду. Пустые и темные улицы меня никак не впечатляли, а потому шел быстро, вспоминая, где и как нужно повернуть. В итоге где-то свернул не туда, из-за чего пришлось взбираться на холм. Тут почувствовал, что начал немного задыхаться: блин, всего неделю провел внизу, а уже отвык от дефицита кислорода.
В конце-концов до хостела добрался, когда уже было совсем светло. Моя обычная комната в этот раз оказалась занята, поэтому заселился в ее эквивалент: все то же самое, только под потолком странная (нелепая) разводка труб, и кусок рельсы, торчащий на метр из стены прямо над дверью — креативный интерьер, однако.
Поскольку основной целью задержаться в столице был поход за сувенирами, то этим и занялся с утра. Только сначала сбагрил все свое грязное шмотье в стирку, и заточил кусок торта с чаем, посчитав это полноценным завтраком. А уж после этого пошел совершать обход запримеченных неделю назад лавок.
Процесс приобретения всяких шняг превратился в настоящие соревнования по сбрасыванию цены. Основной целью было сделать так, чтобы продавец тебе еще и должен остался. Это конечно утопия, и достичь такого результата у меня не получилось, но в итоге несколько десятков боливианов сэкономил.
Еще прошелся по улочке, где тусят местные любители покурить нетабак. Здесь меня привлекали не сами куряги, а их поделки — плетеные браслетики и «ошейники». Они у них как-то более эксклюзивные получаются, нежели тот ширпотреб, что продается в сувенирных магазинах. Естественно, купил парочку браслетов — теперь у меня их 10 (было бы 12, но 2 из них я куда профукал, в том числе плетеный браслет из эквадорских джунглей — жалко). Каждый торговец наравне со своим легальным товаром усиленно рекламиировал нелегальный — как раз тот, который курят. Но данный вид продукции мне был неинтересен (я и обычных то сигарет не разу не пробовал, а уж «экзотических» — тем более не хочу), поэтому ограничился только поделками.
Кстати, если говорить о всякой галюциногенной отраве, то есть в Ла Пасе бар, где, заказав в меню вроде бы обычное блюдо, вы получите дощечку с самыми настоящими кокоиновыми дорожками (это те, что нюхают). Причем принесут вам их вполне свободно и безо всякой консперации. Полиция про это знает, но, видать, получает неплохие гонорары за бездействие. Блин, это ж сколько бабосов нужно получать, чтобы не замечать такое? Об этом заведении мне поведала Noa (еще будучи в пампасах) — она как-то зашла туда просто пожрать, а получила вовсе не еду. Может она конечно и прикололась, но фотку такой дощечки показала. Офигеть! Лично проверять эту информацию не стал, хотя название заведения известно (бар Vivian). Ну да ладно — это их дела.
Еще немного пошатался по туристическому району. Кстати, теперь, после нескольких недель в стране, весь он окакзался знакомым не только своими лавками, агенствами и рестоанами, но и самими туристами: этих я видел в Uyuni, с теми встречался в Rurrenabaque, а вон те были в группе визитеров в археологическом Tiwanaku. Прямо как деревня, где все друг друга знают.
Вечер опять провел в Hard Rock Cafe. И на этот раз посидел там вполне культурно, всего лишь заточив пиццу.

Adios Bolivia Adios

[29.08.2007]

Этот день можно официально считать не просто последним днем в Боливии, но и началом конца путешествия. Впереди есть еще 15 суток, в течение которых мне нужно вдоволь обожраться в чифах, неспешно вернуться в Эквадор, сгонять на рафтинг и может еще что-нить. Но обо всем по порядку.

Высший пилотаж упаковки багажа случился с утра. Объем купленных сувениров занимал примерно четверть рюкзака, но тем не менее я умудрился все их впихнуть внутрь. Рюкзак заметно потяжелел.
Чтобы как-то разнообразить процесс пересечения границы, решил в этот раз ехать не через Kasani, а через Desaguadero — другой погранпереход с Перу. Не, ну конечно, можно было бы прихватить с собой ящик динамита — однозначно, процедура отличалась бы от предыдущих, но, боюсь, что в этом случае общение с пограничниками могло затянуться на дольше желаемого времени.
Маршрутка до Desaguardero отходит от центрального кладбища. Туда и выдвинулся, как только морально был готов покинуть страну. Пока дошел до нужного места, 10 раз вспотел. Чего во мне потело — фиг знает. Наверное кости, т.к. кроме них да кожи во мне вроде ничего больше и нет.
Проблем с коллективо не было никаких: пришел, сел, уехал. По пути встретилось аж 2 паспортных контроля. Хм. Когда я въезжал в страну, то проверок не было никаких. Похоже, что въехать в Боливию без документов намного проще, чем выехать. Хотя нет. Если покидать ее через юго-западную часть, то там вообще нихрена нету. Ну да ладно.
Через 2 часа был в Desaguadero. Оказывается это не просто приграничная деревушка, а целый город, лежащий на берегу Титикаки. Пока снимал свой рюкзак с крыши маршрутки, получил уйму предложений от местных королей педалей (велорикш). Все предлагали воспользоваться эксклюзивной услугой «все включено»: довезти до боливийской migracion, затем до перуанской, ну и под конец доставить на автобусный терминал. А что, удобно. Но узнав у водитея коллективо, что граница всего в двух кварталах отсюда, отправил всех туроператоров возить кого-нить другого.
Пошел пешком. Действительно, через пару поворотов перед глазами предстал плакат, благодаривший меня за посещение Боливии. Тут же была и миграсьон. Без проблем поставил выездной штамп. На выходе поучаствовал в соцопросе, проводимом девочками-студентками. Смысл их вопросов сводился к тому, чтобы узнать, сколько бабосов я оставил в стране.

Все! Теперь можно сказать Боливии «До Свидания». Стране, в которой можно нехило задубеть, но также основательно отогреться. Стране, знаменитой своими соляными пустынями, цветными озерами, национальными парками и динамитом. Стране, самой-самой в мире. Посудите сами, здесь находятся: самая выская столица в мире — La Paz, самое выское судоходное озеро — Титикака, самая опасная дорога в мире, самый высокий фуникулер, самый высокий город в мире — Potosi, самая высокая автомобильная дорога. (Не знаю, есть ли что-нибудь еще — наверное есть, просто я об этом не в курсе.) И это все Боливия — самая бедная страна континета.
Вообще, как определяют степень бедности, непонятно: если по ценам, то «да» — здесь они заметно ниже, чем в других странах; но во всем остальном я бы не сказал, что она уступает тому же Перу или Эквадору. И вывод такой я сделал не только по окультуренным туристическим местам, но и из наблюдений за обычными районами с обычными местными жителями и обычной жизнью.
И еще немного статистики. В Боливии я пробыл 24 дня. С учетом покупки всяких туров сувениров и походов по дорогим едальням в среднем в день уходило 172 боливиана (~$22.6). Из них всего 12 — на автобусы (~$1.5). В автобусах проводил в среднем ежедневно по 2.5 часа. Всего побывал в 5 разных городах. Самое дорогое жилье было в La Paz: 30 боливианов (~$3.9). Самое дешевое — в Rurrenabaque и Oruro: 20 боливианов (~$2.6). Самая холодная ночь — вторая ночь во время тура Southwest Circuit: -18 по Цельсию. Самый жаркий день — в Rurrenabaque: не знаю сколько. Самая высокая точка: 4930 метров над уровнем моря — недалеко от долины гейзеров Sol De La Manana.
Вот, собсно, и все. До встречи, Боливия!

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to Top